Accessibility links

Вячеслав Гобозов: Это был наихудший вариант, который можно было избрать


ПРАГА---Главная новость сегодняшних суток – это то, что в Цхинвали, столице самопровозглашенной республики Южная Осетия, захвачен штаб экс-кандидата в президенты Аллы Джиоевой. Я передаю микрофон главному редактору радио «Эхо Кавказа» Андрею Бабицкому.

Андрей Бабицкий: Я бы даже сказал, что главная новость в том, что сама Алла Джиоева задержана неизвестными людьми в масках, и в данный момент возле штаба находится журналист Ирина Келехсаева. Ирина, расскажите, какая обстановка, какие новости, что сейчас происходит там, где вы стоите?

Ирина Келехсаева: Я стою возле штаба Аллы Джиоевой на пересечении улицы Чкалова и Остаева. Дом по-прежнему блокирован силовиками, стоят люди в масках, все подъезды, подходы к дому блокированы. Несколько десятков сторонников, в основном, женщины, которым разрешили находиться возле штаба, возле самого дома. А большая часть людей, в основном это мужчины, стоят на других улицах, их просто сюда не пропускают. Настроение у людей подавленное. Только что по толпе пронеслась весть о том, что Аллу Джиоеву «ударил» инсульт. В результате захвата ей стало плохо, ее отвезли в реанимацию, как сказали в реанимации, у нее инсульт. Люди стоят, я общалась с людьми, спрашивала о том, что они собираются делать – люди разводят руками. Сколько еще эти люди, эти женщины будут стоять здесь на морозе, пока неизвестно. Еще прошел слух о том, что якобы сейчас в штаб Аллы Джиоевой приедут сотрудники прокуратуры. Я подходила к представителям МВД, у них такой информации нет, то есть они не смогли мне точно ответить, приедут сотрудники прокуратуры или нет. Сторонники Джиоевой озабочены этим, они считают, что, так как из помещения штаба вывели всех людей во время захвата, во время обыска сотрудниками прокуратуры могут быть подброшены наркотики, оружие или какие-либо другие компрометирующие их предметы.



Андрей Бабицкий: Ирина, скажите, пожалуйста, как много людей непосредственно возле штаба и на соседних улицах?

Ирина Келехсаева: Так как освещена только территория возле самого штаба, здесь находится около 30 человек, чуть меньше. Я смотрю сейчас вдаль, и на улицах видны силуэты людей, но определить, сколько людей-сторонников находятся на соседних улицах, точно невозможно, так как все блокировано машинами силовиков.

Андрей Бабицкий: Пресс-секретарь Аллы Джиоевой говорил о том, что Джиоеву брали люди в черных масках, что это не были сотрудники ОМОНа, она предположила, что это были сотрудники госохраны.

Ирина Келехсаева: С этим соглашаются многие, потому что на самом деле сотрудники ОМОНа, которые и сейчас стоят возле дома, ведут себя крайне дружелюбно по отношению к тем сторонникам, которые здесь находятся. Они общаются, правда, не отвечают на вопросы, но ведут себя крайне дружелюбно. Вначале меня не пропускали, но когда я сказала, что я журналист, меня пропустили к штабу Джиоевой. Люди склонны считать, что, скорее всего, первоначально захват производили сотрудники госохраны.

Андрей Бабицкий: То есть они вели себя не слишком дружелюбно, вы хотите сказать?

Ирина Келехсаева: Они себя вели крайне недружелюбно. Когда я к половине восьмого подъехала сюда, по толпе ходили слухи о том, что Аллу Джиоеву ударили прикладом, избивали женщин, но информация о том, что Аллу Джиоеву ударили, не подтвердилась. Видимо, женщин, пытавшихся как-то защитить ее, грубо отталкивали; две плачущие женщины подтвердили, что, да, действительно, был момент рукоприкладства.

Андрей Бабицкий: Спасибо большое, Ирина. О ситуации рядом со штабом Аллы Джиоевой нам рассказывала из Цхинвали Ирина Келехсаева. И у нас на прямой линии из Цхинвали Вячеслав Гобозов, лидер партии «Фыдыбаста». Вячеслав, мы предполагали обсуждать с вами вещи вполне мирные, но, видите, ситуация поменялась, поэтому поменялись и вопросы. Что вы думаете, как этот захват, силовая акция изменят ситуацию?

Вячеслав Гобозов: Это может вызвать только глубокое сожаление. Это самый худший вариант развития событий, который можно было ожидать, – попытка силовым образом воспрепятствовать этому действию. Хотя я никогда не скрывал, что не был сторонником ни Аллы Джиоевой, ни тем более сторонником ее решения проводить инаугурацию. Но силовая попытка воспрепятствовать – это был наихудший вариант, который можно было избрать. Этот вариант очень серьезно осложнит ситуацию в Южной Осетии, учитывая, что разворачивается предвыборная кампания по повторным выборам, которая итак вызывает много вопросов, а тут еще вот это непродуманное действие. Мне очень интересно, чем руководствовались те начальники, которые отдавали приказ на проведение таких действий?

Андрей Бабицкий: Знаете, здесь очень похоже, что не «начальники», а вполне конкретный начальник. Потому что, как утверждают очевидцы, захват производили сотрудники госохраны, которые, вполне вероятно, и сегодня подчиняются экс-президенту Кокойты. То есть сила явно была применена какой-то отдельной и достаточно свирепой группой сотрудников силовых структур. Как вы думаете, Вячеслав, в ответ на эти силовые действия, которые кажутся чрезмерными, неоправданными, немотивированными, могут последовать ответные силовые действия?

Вячеслав Гобозов: В принципе, я этого тоже не исключаю, хотя это, честно говоря, маловероятно. Знаете, все-таки, как показали события, оппозиция, вообще, те силы, которые противостояли экс-президенту и его команде, я имею в виду не только тех, кто поддержали Аллу Джиоеву, но и тех, которые поддержали Анатолия Бибилова, других кандидатов, вот эти силы проявили себя гораздо более ответственными, и они прекрасно понимают, что эскалация напряженности ни к чему хорошему не приведет. Мы прошли 90-е годы и знаем, к чему эти вещи приводят. Поэтому, я думаю, оппозиционные силы проявят большую ответственность, чем эта группировка, которая до сих пор нам не дает спокойно строить государство.

Андрей Бабицкий: Вячеслав, вообще, все признаки кризиса на лицо. Смотрите: силовым образом отменяется инаугурация, похоже, включены фильтры для отсева кандидатов из линейки претендентов на должность президента, и в результате может оказаться так, что к моменту выборов республика снова будет схвачена в такие цепкие авторитарные объятия, в которых она находилась довольно длительное время. Что произойдет в этом случае?

Вячеслав Гобозов: Я уже не раз говорил, что итогом этих повторных выборов в результате таких безответственных действий может стать еще более серьезный политический кризис. Ну, я не думаю, что кто бы ни стал президентом, как бы он не стал президентом, что у него будет возможность действовать вот такими авторитарными методами. Здесь есть другая опасность: то, что эти действия, эти рогатки, которые выставляются, приведут к фактической делегитимации власти. То есть президент, который будет вроде бы избран, не будет восприниматься большинством населения Южной Осетии как законно избранный, легитимный президент. И в этой ситуации, честно говоря, просчитать сейчас последствия такого варианта развития событий очень трудно. К сожалению, все эти действия привели к этому.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG