Accessibility links

"Цветы насущные"


Вокруг строительного забора под открытым небом вот уже четыре года ютятся продавцы цветов. Им обещают, что в этом строящемся павильоне им выделят площади для небольших магазинчиков

Вокруг строительного забора под открытым небом вот уже четыре года ютятся продавцы цветов. Им обещают, что в этом строящемся павильоне им выделят площади для небольших магазинчиков

ТБИЛИСИ---В Грузии в эти морозные дни мало кто вспоминает о цветах. Тем не менее в самом центре Тбилиси на площади Орбелиани (бывшей Колхозной) цветочный рынок под открытым небом продолжает работать круглосуточно.

В Тбилиси, конечно, много современных цветочных магазинов, которые предлагают доставить цветы из разных уголков мира прямо домой. Но на вопрос, где можно купить цветы в Тбилиси, многие, не задумываясь, скажут:

«На Колхозной, на цветочном рынке - это самый старый центральный рынок».

Тбилисцы по старой привычке называют площадь Орбелиани Колхозной. Раньше сюда приходили все, кто желал купить свежие продукты и цветы, доставляемые из окрестных сел Тбилиси. Теперь на этом месте красуется современный супермаркет. Рядом ведется строительство еще одного здания. Вокруг строительного забора под открытым небом вот уже четыре года ютятся продавцы цветов. Им обещают, что в этом строящемся павильоне им выделят площади для небольших магазинчиков. А пока продавцам - их, как правило, около двадцати человек - приходится укрываться от дождя и снега под брезентом, наспех прикрепленным к лавкам. На лавках разложены разнообразные букеты. Но на розах почему-то взгляд долго не останавливается, нежные головки подснежников в эти холодные дни кажутся более привлекательными…

Непонятно откуда тянется электропровод с розеткой. Подхожу ближе. Женщина средних лет, укутанная в несколько слоев одежды, старается включить электрическую кофеварку. На вопрос, можно ли с ней поговорить, не отвлекаясь, утвердительно кивает головой.

«Я - Марина», - представляется она. И, указывая на кофеварку, расстроено подытоживает: «Она то включается, то - нет». Это значит, что сейчас Марина осталась без горячего кофе:

«С 8 часов я здесь. Не потому, что кто-то заставляет - жить нужно. А цветов так много замерзло, мне их жаль - вот сколько выбрасываем. Никаких условий здесь нет. Если у кого-то из живущих рядом есть подвал, там и храним ночью, а если нет - все цветы стоят на морозе».



Уже полгода, как Марина торгует цветами. Она привыкла заботиться о цветах, которые для нее стали «хлебом насущным», но никак не может смириться с тем, что из-за них у нее стали болеть руки:

«Я по профессии пианистка, но пригнала сюда нужда. Просто посмотрите на мои руки - разве это руки музыканта?!», - тяжело вздыхая, Марина показывает покрытые царапинами, огрубевшие и почерневшие ладони. Вздыхая, она подытоживает свой невеселый рассказ:

«Страшная штука - жизнь, чего только не приходится делать. Но все же, когда человек работает добросовестно, это не грех, как говорится».

Поменять профессию, которая была для нее делом жизни в течение 22 лет, Марину заставила низкая зарплата и отношение властей к преподавателям в музыкальных школах. За 150 лари семью не прокормишь, тем не менее, продав цветы, Марина спешит домой - там ее ждут ученики. Занятия с учениками помогает ей оставаться в форме:

«Еще надеемся, что что-нибудь изменится к лучшему в нашей сфере, в том, что называется профессиональной музыкой. Грузины, вообще-то, все поют, все играют и все без исключения профессионалы, а нас, специалистов, отодвинули назад, к сожалению», - говорит Марина, собирая маленький букет подснежников.

Первых вестников весны продавцам привезли ребята из соседнего села Табахмела. Сами они не стали со мной поговорить. За них ответила тетя Натела:

«Дети приезжают из соседних сел Табахмела, Цавкиси. Они сами собирают полевые цветы, а когда у них нет учебы, сами и продают. А что им делать, когда деньги на хлеб нужны?»

Сама Натела с 17 лет торгует цветами. Он жалуется, что раньше торговля шла лучше, но сохраняет оптимизм, который, правда, не очень вяжется с видом замерзших роз:

«Все-таки покупают их: то свадьбы, то дни рождения, то похороны. Вот скоро день святого Валентина, и к этому дню очень готовимся. Надеемся, что больше цветов продадим и деньги на хлеб заработаем. Вы знаете, мы даже лучше торгуем цветами, чем в сети цветочных магазинов. А этот мороз мы переносим с Божьей помощью».

За все время, пока я стояла на рынке, лишь одна молодая девушка поинтересовалась ценами. Голландская роза стоит 2 лари, это примерно доллар и 30 центов. Но, не ощутив свойственный розам аромат, девушка передумала их покупать. Один из продавцов, Васико, старается заинтересовать ее другими цветами: «Вот фиалки. Пять пучков всего один лари стоят», - говорит он ей уже вдогонку. Он живет в Цавкиси – селе, которое славится цветоводством:

«Цавкиси даже называли страной цветов. Так и стал я цветоводом, а потом и продавцом. Сейчас я продаю привозные розы, мои собственные будут в мае. Содержать парники не можем, горючее дорого обходится».

Васико приуныл: день близиться к концу, а он еще и тех пяти лари не заработал, которые он налоговой службе платит ежедневно за лавку. Придется оставаться на ночь, говорит он, вдруг какой-нибудь вельможа захочет ночью розы купить любимой?

«Идеально было бы, если бы у людей была высокая зарплата, тогда всем было бы до цветов», - в голосе Васико проскальзывает раздражение, и понять его можно - в лютый мороз у костра не согреешься...
XS
SM
MD
LG