Accessibility links

Власти ужесточают правила


Варвара Пахоменко считает, что Южная Осетия становится еще менее прозрачной

Варвара Пахоменко считает, что Южная Осетия становится еще менее прозрачной

ПРАГА--МОСКВА--Получение информации из Цхинвали в эти дни существенно затруднено. Ну, возможно, кроме «Эхо Кавказа» - вы слышали репортажи наших корреспондентов. Власти ограничили въезд в де-факто республику российских журналистов. Почти неделю отключены наиболее популярные в Осетии оппозиционные веб-сайты Uasamonga.ru, Uazdan.com и Razma.ru. Ситуацию комментирует аналитик организации «Международная кризисная группа» Варвара Пахоменко.

Варвара Пахоменко: Насколько мне известно, не пропустили журналистов «Московских новостей» накануне предполагаемой инаугурации - им просто было отказано во въезде. И не пустили вчера журналиста «Коммерсанта». И здесь довольно много вопросов возникает. Насколько я знаю, также изменили правила аккредитации для работы журналистов: они существенно ужесточились, нужно больше времени для получения аккредитации на работу там. Как говорят знакомые журналисты, которые пробовали получить эту аккредитацию, им сообщают, что увеличилось время для получения аккредитации, нужно заранее посылать запросы. Кто говорит, что от трех дней, кто говорит, до недели необходимо теперь на получения такой аккредитации. На самом деле, мне кажется, это серьезный и важный момент, потому что фактически республика становится еще менее прозрачной, чем она была до этого. То есть даже российские журналисты, российские граждане, которые вроде бы могут туда въехать свободно, оказываются ограничены в работе. И если что-то произойдет прямо сейчас - как в случае с инцидентом с Аллой Джиоевой - получается, что никто не сможет туда экстренно въехать. Необходимо потратить много времени для того, чтобы получить эту аккредитацию. Основная проблема в Южной Осетии - то, что оттуда поступает очень мало информации. Все эти дни было столько разных сообщений о том, что именно случилось с Аллой Алексеевной, - был ли там штурм, в сознании она или без сознания, и проверить все это было очень сложно. Российские журналисты сидели во Владикавказе и ждали аккредитации. Даже после того, как открыли Транскам (который был закрыт из-за схода лавин), туда все равно некоторые не смогли проехать.



Если журналисты не могут попасть на место, то всегда возникают сомнения, что, наверное, что-то хотят скрыть. Может быть, это и не так, но ситуация складывается такая, что невозможно выяснить, что на самом деле происходит. И это только стимулирует рождение слухов, и ты никогда не знаешь, какой из них верный, какой нет. Лучший способ опровергнуть эти слухи (что пытаются сделать власти) – это максимальная открытость. Сказать: приезжайте, говорите с людьми, говорите со свидетелями и выясняйте все сами. Но это, пожалуй, самый тревожный сигнал, который сейчас идет из Южной Осетии. То есть помимо каких-то внутренних проблем, которые там происходят, то, что о них невозможно узнать. Это вообще обычная проблема для любых стран, регионов, и это всегда вызывает опасения, что ситуация, наверное, на самом деле намного хуже, чем мы о ней знаем.

Олег Кусов: Мы получили информацию о том, что отключены оппозиционные югоосетинские веб-сайты Uasamonga.ru, Uasdan.com, Razma.ru. А остальным вы доверяете?

Варвара Пахоменко: Мне кажется, всегда важно собирать информацию из максимального количества источников: слышать и официальную позицию, и позицию противоположной стороны, и услышать свидетелей. Я никогда не беру информации из одного источника, безусловно. И для меня это, опять же, очень тревожный сигнал. Если есть подтверждения того, что эти сайты были заблокированы, например, по распоряжению властей, или какая-то была организована на них атака, то вопрос: зачем это делается. Почему? Неужели кто-то не хочет, чтобы были слышны все стороны, все голоса. Если о чем-то невозможно написать, о чем-то невозможно рассказать, то, наверное, это еще больше развязывает руки властям.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG