Accessibility links

Что же предлагает Иванишвили?


Бидзина Иванишвили в среду, 15 февраля, представил обществу инициативную группу будущей партии

Бидзина Иванишвили в среду, 15 февраля, представил обществу инициативную группу будущей партии

ПРАГА---Тему представления инициативной группы Бидзины Иванишвили мы продолжим обсуждать в рубрике «Некруглый стол». Рубрику ведет Кети Бочоришвили.

Кети Бочоришвили: Сегодня наши гости – член инициативной группы партии «Грузинская мечта», эксперт по международным вопросам Гия Вольский и политолог Ника Читадзе. Первый вопрос к вам, Гия. Какими принципами руководствовался Бидзина Иванишвили, подбирая инициативную группу, вообще, всю команду? Что вы можете противопоставить выпадам ваших оппонентов, будто вас, сторонников Бидзины Иванишвили, привели в партию его деньги, а не благие намерения?

Гия Вольский: Я вам скажу в первую очередь, что у многих из нас зарплата довольно-таки средняя, хотя и приличная, и, наверное, раза в три меньше, чем в данный момент зарабатывают и премиями, и окладами руководящие работники в государственных структурах. Это раз. А второе, естественно, люди, которые там работают, себя покажут в деле: заслуживают они какую-то зарплату или не заслуживают, пусть это решают люди, а не некоторые журналисты, которые прямо выполняют заказы, задавая вопросы и делая анализ. В том-то и состоит главная проблема, что, в принципе, это и есть «настоящая демократия» в переносном смысле, которую сейчас насаждает правительство.

Кети Бочоришвили: А вас лично, Гия, что толкнуло «в объятия» «Грузинской мечты»?

Гия Вольский: «В объятия» «Грузинской мечты»?

Кети Бочоришвили: Ваша мотивация.

Гия Вольский: Мне предложили войти в состав совета, когда еще не было политической партии, и сейчас она в течение месяца будет формироваться. Многие аспекты, которые я там наблюдаю, люди, за которыми я наблюдаю, - это те люди, которые действительно ориентированы на завтрашний день, на улучшение ситуации, на улучшение социальной ситуации. Вообще, речь идет даже не об улучшении, а о строительстве демократических институтов, которых недостаточно, к сожалению, в нашем государстве. Многих из нас в переносном смысле (как выразился один журналист) назвали олимпийскими чемпионами. Не только Лери Хабелов - олимпийский чемпион по вольной борьбе - но и дипломаты, и правозащитники, и экономисты, которые будут вместе с нами работать и уже работают, преуспели в своих сферах и показали хорошие результаты. Хотя, к сожалению, их правительство не слушает.



Кети Бочоришвили: Мы еще вернемся к тем ценностям, которые намерена декларировать «Грузинская места». А сейчас я к Нике перехожу. Ника, у меня вопрос такой: готовясь к этому «Некруглому столу» и подбирая участников, я пыталась поочередно получить согласие нескольких представителей правящей партии на участие в дебатах. Но так и не сумела этого сделать по двум причинам – на звонки либо не отвечали, либо, как сказал один из тех, кому я дозвонилась: партия Иванишвили должна заслужить, чтобы с ней разговаривали. Как вы думаете, Ника, что должна сделать партия Иванишвили, чтобы завоевать право разговаривать и дискутировать с представителями власти?

Ника Читадзе: По-моему, в первую очередь партия Иванишвили должна представить конкретную программу, обозначить конкретные цели и конкретную идеологию, на которую опирается новая политическая партия. Потому что пока общественность не знакома с тем, на какую политическую идеологию опирается данная партия, каковы внешнеполитические приоритеты, какова будет социальная политика данной политической партии, какова будет экономическая политика. Например, она выберет правое или левое направление? Ориентирована, в первую очередь, на поддержку предпринимательства, значит, продвижение американской модели рыночной экономики. Или будет проводить более социально-ориентированную политику на поддержку социального обеспечения населения – социал-демократическая модель и т.д. и т.п. Кроме того, конечно, надо обозначить и другие вопросы, которые касаются внешнеполитической ориентации. Потому что, с одной стороны, господин Иванишвили заявлял о том, что Грузия находится намного дальше от НАТО, чем несколько лет тому назад, хотя господин Расмуссен во время визита в Грузию говорил прямо противоположное. Джеймс Аппатурай, представитель Генсека НАТО подтвердил тот факт, что Грузия станет членом НАТО во время визита в Армению и т.д. и т.п. Так что сегодня общественность в основном знает только одно: что Иванишвили не нравится Саакашвили, и он хочет прийти к власти. Кроме желания, чтобы Саакашвили не был у власти, что именно они предлагают? Хорошо, нынешний президент и правящая партия - плохие, но что они предлагают, какая альтернатива существует?

Кети Бочоришвили: Спасибо. Гия, что бы вы возразили на это? И со своей стороны я бы тоже хотела добавить: в материале, который мы прослушали, ваша коллега Элисо Чапидзе упомянула о плане Иванишвили по спасению страны. Почему мы пока о нем не слышим? Это ведь позволяет оппонентам обвинять вас в том, что вы еще четко не определились ни в партийном курсе, ни в подборе команды.

Гия Вольский: Нет, по-моему, вы несколько отстали от информации, вообще, от той ситуации, которая сейчас в Грузии сложилась. Ника Читадзе рассуждает логически, и логически представители правительства могли отказаться по тем причинам, которые назвал Ника, хотя я со многими причинами не согласен. Но главное, у представителей правительственных структур нет никаких других аргументов в споре, кроме как этой грязной пропаганды, которая в данный момент идет по «Рустави-2». Экономические, социальные показатели очень плохие. Около 40-45% безработицы, хотя официальная информация дает другие цифры. Да, бизнес можно легче начать, чем в других государствах, но бизнесом заниматься практически невозможно – все «под колпаком». По международным вопросам. Мы дали возможность оккупировать территории, когда можно было свободно развивать процесс мирного урегулирования. То есть это абсолютно непрофессиональный подход.

Кети Бочоришвили: Понятно. Ника, как вы думаете, почему власть не хочет иметь сильного оппонента? Это ведь только усилит ее позиции.

Ника Читадзе: Здесь дело не в том, насколько сильный или слабый оппонент. В этом случае – насколько действия данного оппонента соответствуют национальным интересам Грузии. Лично я думаю, что большинство населения Грузии нуждается в сильной оппозиции, и если в Грузии будет существовать сильная оппозиция, это можно только приветствовать.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG