Accessibility links

Любая власть хочет защищаться


Дмитрий Тасоев, который в те годы наряду со всеми стоял с оружием в руках, вспоминает, что в ОМОН с первого дня хотели попасть многие, потому, что его сотрудникам выдавалось оружие

Дмитрий Тасоев, который в те годы наряду со всеми стоял с оружием в руках, вспоминает, что в ОМОН с первого дня хотели попасть многие, потому, что его сотрудникам выдавалось оружие

ЦХИНВАЛИ---В эти дни югоосетинский ОМОН отмечает свое 20-летие. Первая республиканская силовая структура была сформирована после начала грузино-осетинского вооруженного конфликта. В дальнейшем власти республики создали еще несколько силовых подразделений, в том числе и так называемую Госохрану. Югоосетинские оппозиционеры утверждают, что функции этого привилегированного подразделения свелись к охране интересов президента Эдуарда Кокойты, и это разобщило общество.

Авторитет ОМОН завоевал сразу. Дмитрий Тасоев, который в те годы наряду со всеми стоял с оружием в руках, вспоминает, что в ОМОН с первого дня хотели попасть многие, потому, что его сотрудникам выдавалось оружие. А в те годы горячие парни продавали свои дома ради того, чтобы сменить обрез или охотничье ружье на автомат Калашникова. Такие были времена – вооруженный конфликт полыхал уже длительное время.

«При любых ситуациях и любых раскладах ОМОН всегда оставался тем органом, который должен был защищать правопорядок. Другой вариант - это когда отдельные личности приходили во власть и хотели стать единоличными властителями. И тогда они стали создавать параллельные организации в силовых структурах. То есть шел процесс не объединения, а размежевания между ребятами, которые вместе живут здесь. Это все делала наша власть, она сама разобщала этих людей и делала из них противников».

Затем появилось еще несколько военизированных структур. Свои подразделения создали и Министерство обороны, и МВД, и КГБ республики. Так возникли Специальный отряд быстрого реагирования, Спецназ, Госохрана и т.д. Дмитрий Тасоев считает, что система правоохранительных органов, которая служит целям безопасности граждан, должна быть источником консолидации, а не разобщения. Для этого нужно исключить фактор личного подчинения, который стал принципом формирования некоторых подразделений, таких как Госохрана. Эта структура подчинялась лично Эдуарду Кокойты, и невозможно до сих пор понять, перестала ли она подчиняться ему после его отставки, и станет ли она играть такую же роль при следующем президенте. Работа в Госохране сегодня считается престижной, многие желают получить там работу, как пытались в 90-е годы попасть в ряды сотрудников ОМОНа. Но в любой ситуации есть исключения. Мой собеседник Виталий не считает эту службу сегодня престижной.



«Просто у них легче получить очередное звание, там престижно чисто с материальной точки зрения: у них большие зарплаты, возможности обеспечить себя и свою семью жильем, другими льготами и возможностями, которые предоставляются Госохране при условии поддержки начальника и создателя, то есть бывшего президента», - считает Виталий.

Редко можно услышать о сокращениях в этих структурах, в отличие, например, от Министерства обороны. Виталий с этим согласен, и считает, что сокращать эти структуры не надо.

«Точной их численности я не знаю, и не могу дать ответа, нужно ее увеличивать или уменьшать. Но уменьшать, наверное, не надо, это мое мнение. Я не думаю, что их очень много», - говорит Виталий.

Политик Дмитрий Тасоев с ним согласен, но реорганизацию системы военизированных структур он все же считает необходимой.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG