Accessibility links

Хотел ли Анкваб предупредить Джиоеву?


А вот если говорить об официальном реагировании на происходящее в РЮО в последние месяцы, то тут было только письмо Александра Анкваба, направленное Алле Джиоевой аккурат 9 февраля, но только днем

А вот если говорить об официальном реагировании на происходящее в РЮО в последние месяцы, то тут было только письмо Александра Анкваба, направленное Алле Джиоевой аккурат 9 февраля, но только днем

СУХУМИ—Всю минувшую неделю в Абхазии не стихало обсуждение штурма 9 февраля штаба Аллы Джиоевой. Правда, комментарии носили неофициальный характер, в то время как официальная реакция ограничилась лишь письмом президента республики Александра Анкваба Алле Джиоевой, которое было опубликовано в день штурма. В Абхазии поговаривают, что этим письмом Анкваб хотел предупредить Джиоеву о грядущем погроме.

Среди множества свидетельств о страшных временах сталинских репрессий, которые мне доводилось читать, самое, может быть, запавшее в душу – воспоминание некоего безвестного вертухая. Он рассказывал кому-то о чувствах, пережитых им во время депортации в Среднюю Азию в конце Великой Отечественной войны жителей одного из северокавказских аулов. Стояла тихая звездная ночь, слышались только лай собак и громкий плач женщин и детей – и он, солдат войск НКВД, испытал тогда, по его признанию, ни с чем не сравнимое счастье. Оно покоилось на чувстве абсолютной власти над этими несчастными людьми, которых угоняли куда-то, как скот. Вспоминал он о той ночи уже в конце своей жизни, то есть тогда, в 44-м, был, надо понимать, звездный час этого, скорее всего, в повседневности жалкого, ничтожного человечка.

Преступление фашизма и сталинизма не только в том, что они ломали кости, ломали жизни своих жертв, но и в том, что вытаскивали наружу самое темное и подлое, самое низменное, что может быть в людях, в том, что плодили миллионы доносчиков, стукачей и палачей. Которые, как тот вертухай, в основной своей массе были уверены, что вершат справедливость, очень важное и нужное для государства дело. Но, разумеется, это темное и подлое способны вытаскивать наружу отнюдь не только фашизм и сталинизм…

Когда в преддверии прошлогодних ноябрьских президентских выборов в Южной Осетии я в одном из репортажей занялся сравнительным анализом кризисных ситуаций ныне в РЮО и в 2004-2005-м в Абхазии, естественно, не знал, придется ли вновь возвращаться к этому сопоставлению. Приходится, и уже не в первый раз. Но чем дальше, тем страшней… Ситуацию в Абхазии удалось «разрулить» спустя четыре с небольшим месяцев после начала кризиса, в Южной Осетии же она становится все запутанней, и нет никакой уверенности, что после 25 марта, когда планируется провести новые выборы, все в республике успокоится… И, конечно, до такой мерзости, как штурм вечером 9 февраля штаба избранного президента Аллы Джиоевой (женщины!!!) десятками вооруженных людей в масках, после которого она оказалась в реанимации, дело у нас все же не доходило.



Я вовсе не хочу чем-то возвысить наше общество над южноосетинским. Темное и низменное, вырвавшееся тогда из иных душ, было точно таким же, каким бывает в подобных случаях безумного «упоения борьбой» в любой стране. Достаточно вспомнить погром в Верховном суде Абхазии, а затем ответный в комплексе правительственных зданий, где топтали портрет первого президента РА… Но тогдашняя абхазская оппозиция сумела переиграть тогдашнюю власть, в частности, и в том, что заранее заручилась поддержкой значительной части сотрудников силовых структур, и ни о каких масках-шоу речи быть уже не могло.

Как в абхазском обществе восприняли события в Цхинвале? Так же, наверное, как и все нормальные люди – с возмущением. Оно звучит и в частных разговорах, и в блогосфере. Вот недавние типичные реплики завсегдатаев популярного сайта «Абхазия.org»: «Но там же, кажется, уже дошкольники разделили десять миллиардов на число избирателей (26 тысяч во втором туре) чтобы получить сумму помощи, приходившейся на каждого. А как тебе вот это - человек в реанимации, а эти - а прикладом не было! это был не приклад! тру-лю-лю!»; «Сколько же надо было спилить бюджетных рублей, чтобы не побояться попытаться отправить на тот свет готовящегося к инаугурации избранного президента?»; «...С идиотами, которые курируют южное направление российской политики, нам сильно не повезло!»

А вот если говорить об официальном реагировании на происходящее в РЮО в последние месяцы, то тут было только письмо Александра Анкваба, направленное Алле Джиоевой аккурат 9 февраля, но только днем. В нем президент Абхазии отмечал, что события в братской республике Южная Осетия, связанные с выборами ее президента, не могут не волновать граждан нашего государства. Сохраняющаяся нестабильная обстановка там напомнила ему предвыборный марафон в Абхазии 2004-2005 годов, когда в обществе резко усилилось противостояние, и все мы оказались на грани гражданской войны. В этой связи он высказывал мнение, что было бы целесообразным отложить инаугурацию, назначенную ею на 10 февраля, и вернуться к первоначальному решению о повторных выборах 25 марта текущего года.

Наблюдатели у нас ломали голову над словом «отложить» – ведь это же не значит «отменить». Некоторые высказывали предположение о том, что письмо это появилось по просьбе Москвы. А на днях один высокопоставленный абхазский чиновник в нашей с ним частной беседе интерпретировал его как попытку предупредить Джиоеву о штурме, о возможности которого, мол, наш президент знал. Но, так или иначе, никто в Сухуме не требует от абхазских властей изложения своих оценок, фигура «невмешательства в дела другого государства» воспринимается в данном случае как достаточно уместная.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG