Accessibility links

Эксперимент Саакашвили


В декабре 2009 года был взорван аналогичный памятник воинской славы во втором по величине городе Грузии Кутаиси

В декабре 2009 года был взорван аналогичный памятник воинской славы во втором по величине городе Грузии Кутаиси

ВАШИНГТОН---В Батуми начались работы по демонтажу мемориала героям Великой Отечественной войны. Подобные шаги властей новых независимых государств постсоветского пространства, будь то Грузия или Эстония, вызывают, как правило, жесткую реакцию в России, которая претендует на роль хранителя памяти о событиях 1941-1945 годов. Какую нагрузку несет такой радикальный разрыв с советской историей в кавказском контексте? Об этом политолог Сергей Маркедонов.

Батумская инициатива - уже не первый случай такого рода. В декабре 2009 года был взорван аналогичный памятник воинской славы во втором по величине городе Грузии Кутаиси. Тогда прощание с одним из символов советского прошлого было проведено в строгом соответствии с советским же принципом «лес рубят, щепки летят». Чуть более двух лет назад при взрыве монумента погибли малолетняя девочка и ее мать, а еще двое граждан получили ранения. Будем надеяться, что та кутаисская история чему-то научила производителей демонтажных работ. И на этот раз в Батуми все обойдется без ненужных эксцессов. Тем паче, знаменитый порт и курорт за последние годы стал настоящей витриной «новой Грузии», политического и имиджевого проекта третьего президента кавказской республики Михаила Саакашвили.

Вот об этом проекте и хотелось бы поговорить подробнее. Эксперты, обращающиеся к рассмотрению политической ситуации в Грузии вне зависимости от оценок президента этой страны, практически единодушны в том, что Саакашвили проводит своеобразный эксперимент. Его суть заключается в форсированном пересмотре исторического прошлого страны. И в особенности это касается советского периода. В новой интерпретации грузинской истории ключевым моментом является 1921 год, время советизации Грузии и ликвидации государственности Грузинской демократической республики. Этот сложный и противоречивый процесс сегодня определяется без обиняков как оккупация, а кавказская республика, естественно, представляется ее жертвой. При этом особой разницы между Российской империей и СССР грузинские власти и близкие к ним идеологи от истории не видят. Просто Советский Союз – это та общая «шинель», из которой вышли все 15 новых независимых государств Евразии. С ним исторические связи крепче, а раны, полученные тогда, больнее. Отсюда и стремление поскорее забыть «проклятое прошлое», найдя свое «светлое будущее» на путях североатлантической и европейской интеграции. Грузинское «прощание» является, пожалуй, самым радикальным в сравнении со всеми бывшими союзными республиками, исключая, пожалуй, только прибалтийские страны.



Однако все, что делает сегодня Саакашвили в Грузии, не является его ноу-хау. Схожим образом в разные времена представители новых независимых государств пытались утвердить «железной рукой» новое историческое знание. Механизмы этого прекрасно вскрыты известным историком Марком Ферро в его фундаментальном исследовании «Как рассказывают историю детям в разных странах мира». Впрочем, там же показаны и издержки таких процессов. И в самом деле, в 1918-1919 гг. в новой независимой Чехословакии было немало «патриотов», желавших одним росчерком пера покончить с проклятым «немецким засильем». Одним из итогов такой деятельности стал, среди прочего, и Судетский кризис 1938 года. Думаю, что излишне подробно останавливаться на его последствиях не имеет смысла. В «первой Югославии» было также неуемное стремление «причесать» всю историю Балкан под единый «сербский стандарт». До сих пор весь мир пожинает плоды такого «причесывания». Про советский же опыт «партийной литературы» и «партийной историографии» и говорить нечего. Такого масштаба перелицовки прошлого не видели ни Чехословакия, ни Югославия.

В этой связи применительно к грузинскому эксперименту хочется заметить, что устранение советских памятников еще не означает отказа от советского мышления. Мышления, которое привычно к черно-белой цветовой гамме. Оно не может отличить деяния сталинского режима и подвиг народов СССР, совершенный за освобождение Европы, от гитлеровского нацизма. Кстати сказать, вполне оцененный западными демократиями и такими лидерами, как Рузвельт, Черчилль, де Голль. При всем их негативном отношении к большевизму, как к политическому явлению. При этом не стоило бы забывать, что за советский режим в той же степени, как и за победу в 1945 году, несли ответственность не только русские, но все народы, которые вместе строили единое государство. Ошибаясь, заблуждаясь, творя преступления и впадая в иллюзии. И без рефлексии по поводу собственного «вклада» в советский период (и позитивного, и негативного) подлинно демократическое мышление невозможно.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG