Accessibility links

Покушаться на Александра Анкваб превратилось уже почти в скверную привычку. В него стреляли, когда он был премьером. Пытались убить, когда был вице-президентом. И как президента его, как видим, также не собираются оставлять в покое. В пяти предыдущих покушениях, хотя и были пострадавшие, как-то обошлось без жертв. А с учетом того, что концов так и не находили, недоброжелатели (а их у Анкваб всегда хватало с лихвой) получали возможность пройтись на тему липовых покушений – дескать, чуть ли не сам Анкваб организовывал нападения на себя. Совсем не исключаю, что даже сейчас, когда есть убитые, найдутся желающие помусолить эту же версию. Впрочем, Бог им судья! Я о другом – о причинах покушения.

В последнее время самым большим критиком действующей власти, как это не парадоксально прозвучит, стал сам президент Александр Анкваб. Только за одну последнюю неделю он успел «наехать» на МВД со всеми ее структурами вместе взятыми, подчистить Генпрокуратуру, фактически уволив двух заместителей генпрокурора, приостановить деятельность Миграционной службы, устроить разнос партхозактиву Гагрского района. Он открыто, без всяких обиняков и полунамеков говорит о коррупции, незаконной продаже паспортов, гражданства, земельных участков, распиленных деньгах, нерадивых чиновниках, «кошмарящих» как бизнес, так и простых граждан. При этом, его критика не голословна – он оперириует фактами и цифрами, многие из которых до сего момента были абсолютно неизвестны или известны очень узкому кругу властьпридержащих.

Некоторые предполагают, что такая грандиозная «зачистка» госаппарата, которая затрагивает и, собственно, Анкваб, как главу государства – это своего рода продуманная пиар-кампания накануне парламентских выборов. Мне эта версия кажется слишком простой, если не сказать примтивной. Парламент страны так функционально устроен, что кто бы в него не попал, каким бы не оказался состав депутатов, он неизбежно обречен стать «карманным», послушным воле президента. Метать бисер перед электоратом ради выборов, исход которых предрешен, согласитесь, не очень умно! Анкваб знает об этом прекрасно. Кроме того, оглашать окрестности путсыми угрозами ради сомнительного общественного резонанса - совсем не в его стилистике.

Семь предыдущих лет, когда он еще не был первым лицом, Анкваб отмалчивался и был не сликом активен, мягко говоря, на ниве наведения порядка. Сейчас его за это постоянно упрекают. Почему, мол, раньше ничего не предпринимал, хотя имел все необходимые рычаги и возможности?! Да, он был премьером, вице-президентом - высокие должности, ничего не скажешь! Но с момента обретения государственности в Абхазии право «порешать» вопросы было узурпировано президентом. Все остальные институты власти обречены играть лишь роль важных, вроде бы необходимых в соответствии с демократической табелью о рангах, но по факту абсолютно бесполезных и бесправных элементов государственной машины. Любой яркий политик, какой бы пронзительной харизмой он не обладал, в мановение ока вылетит из системы, если рискнет действовать вопреки сложившемуся порядку вещей. Как это грубо не звучало бы, «железный» Анкваб при президенте Багапш, прекрасно осознавая все сомнительность своего статуса, добровольно ограничил свою активность рамками роли зиц-председателя Фунта. Но в отличие от персонажа Ильфа и Петрова, Анкваб упорно ждал своего часа, он верил, что его время придет. И вот, наконец, он встал у руля.

При всей внешней безмятежности президентское кресло Александру Анкваб досталось в крайне сложной ситуации. Уровень коррупции в стране достиг таких масштабов, что на карту поставлена сама идея суверенитета страны. За каких-то десять лет общественная мораль оказалась полностью девальвирована, уровень гражданского сознания жителей Абхазии позволяет сравнить их с индейцами племени делаваров, которые четыреста лет назад обменяли свою родину – остров Манхеттен - на бусы и пару ящиков виски.

Гамлетовский вопрос «быть или не быть?» явился Александру Анкваб во всей его беспощадной наготе. Быть президентом, при котором суверенитет государства превратится в бессмысленный фиговый листок, он, по всей видимости, не захотел. Иначе в него не стреляли бы.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG