Accessibility links

Беженцы требуют министра


Около полутора десятков человек в холодный ветреный день 23 февраля собрались перед свежевыкрашенным трехэтажным зданием на Ташкентской улице №7 с единственной целью – встретиться с министром по вопросам вынужденно перемещенных лиц, расселению и делам беж

Около полутора десятков человек в холодный ветреный день 23 февраля собрались перед свежевыкрашенным трехэтажным зданием на Ташкентской улице №7 с единственной целью – встретиться с министром по вопросам вынужденно перемещенных лиц, расселению и делам беж

ТБИЛИСИ---«Пусть министр Субелиани побеседует с нами или уходит с поста!» - это требование на сегодняшней акции выдвинули представители Коалиции беженцев. Адресатом претензий стал министр по вопросам вынужденно перемещенных лиц, расселению и делам беженцев Коба Субелиани. Участники акции утверждают, что при решении их проблем ведомство отдает предпочтение так называемым привилегированным беженцам.

Около полутора десятков человек в холодный ветреный день 23 февраля собрались перед свежевыкрашенным трехэтажным зданием на Ташкентской улице №7 с единственной целью – встретиться с министром по вопросам вынужденно перемещенных лиц, расселению и делам беженцев.

Когда-то участники сегодняшней акции жили в этом здании. Они самовольно заняли его в августе 2008 года. На свои же средства отремонтировали занятую жилплощадь.

Но в июле 2011 года их отсюда выдворили. В течение последних двух лет власть подобным образом поступала со многими вынужденно перемещенными лицами.

Ветеран войны, уроженец Сухуми Нодар Чхетиани вспоминает о том, как январской ночью 2011 года его семью вместе с семьями соседей выгнали из здания на Ташкентской улице:

«Женщин и детей выгнали в полночь. Полиция пришла к нам как к террористам: хотите или нет, но здание покиньте! Выгнали нас на улицу, на грузовые машины побросали наши вещи. Мы спрашивали, куда идти. Нам ответили: потерпите день-два, потом решим... Прошел год, но они так и не решили. Кто куда ушел? Кто где ночует? Никого это не интересует. Я имею в виду власти».



Как рассказывает руководитель Коалиции беженцев Лела Гуледани, после того, как из трехэтажного здания выгнали беженцев, его отремонтировали, а на двери повесили замок. Теперь, по словам Гуледани, допуск в помещение имеют лишь сотрудники министерства, которые уверяют, что оно не числится на его балансе.

Тем не менее Гуледани утверждает, что это здание министерство отремонтировало специально для того, чтобы заселить его «привилегированными» беженцами - сотрудниками этого ведомства - и теми, кто готов платить за проживание. При этом Гуледани ссылается на информацию, переданную ей анонимными сотрудниками министерства.

Как говорит Гуледани, в министерстве решения принимают лишь два человека – это министр Коба Субелиани и глава Департамента по вопросам беженцев Коба Горгодзе. Именно от них участники акции и требуют ответа на вопрос: почему их делят на привилегированных и непривилегированных:

«Мы требуем встречи с этими двумя людьми. Пусть скажут нам, по каким критериям выбирают людей для заселения».

С протестовавшими представители министерства встретиться так и не пожелали. В то же время, как утверждает глава службы по связям с общественностью министерства Лика Басландзе, связь с вынужденно перемещенными лицами отлажена. Действует горячая линия, используя которую беженцы могут получить любую информацию.

Басландзе также утверждает, что министерство - это единая система, где решения принимаются коллегиально, а не отдельными чиновниками. Она также удивлена предположением о делении беженцев на касты:

«Для нас непонятно, что значит привилегированные и непривилегированные беженцы. Министерство по делам беженцев работает над созданием условий для достойного проживания беженцев, и на это указывают цифры - 27 тысяч семей получили жилье. И этот процесс продолжается. Что касается прозрачности, то стандарты соблюдены. За этим следят представители аппарата Народного защитника и международных организаций».

В то же время за последние два года действия министерства в связи с выселением беженцев неоднократно становились предметом критики со стороны международных организаций и грузинского омбудсмена.

К примеру, в прошлогоднем докладе «Amnesty International» указывается, что во время насильственного выселения беженцев Грузия нарушила международные стандарты. О том, что процессу выселения сопутствовали многочисленные нарушения, говорили и представители Human Rights Watch. А в докладе Народного защитника утверждалось, что в местах нового поселения беженцам не создали элементарных бытовых условий.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG