Accessibility links

Отар Мегвинетухуцеси: «В основном, я доволен своей судьбой»


Свой юбилей великий грузинский актер отметил на сцене, сыграв в родном театре Марджанишвили «Антигону», на спектакль приехали актеры почти со всех театров Грузии

Свой юбилей великий грузинский актер отметил на сцене, сыграв в родном театре Марджанишвили «Антигону», на спектакль приехали актеры почти со всех театров Грузии

ТБИЛИСИ---Его фамилия переводится на русский как «виночерпий». Видимо, предки Отара Мегвинетухуцеси служили при дворе грузинских царей. Глядя на него, представляешь героев грузинской истории и легенд, великих людей страны, и начинает казаться, что они были именно такими.

Свой юбилей великий грузинский актер отметил на сцене, сыграв в родном театре Марджанишвили «Антигону», на спектакль приехали актеры почти со всех театров Грузии. Руководство театра, коллеги объяснялись в любви и дарили необыкновенные подарки. На другом вечере в другой день он исполнил 11 отрывков из разных спектаклей.

Народная артистка Грузии, супруга актера Гуранда Габуния говорит, что подобного вечера не помнит, это была вся прошедшая жизнь:

- Гоги Кавтарадзе, председатель Театрального общества Грузии так и сказал, что Отар, хочу тебе посвятить День театра [В Грузии День театра справляется в январе – И.К.], и весь вечер будет твой. Очень соблазнительное предложение было... Отар взялся за дело. Он решил сыграть 11 отрывков. Естественно, плюс кино шло с правой стороны на экране, отрывки из всех его кинофильмов, телевизионных тоже. Не было такого, что он сидит, а ему поют дифирамбы. Нет, он работал! Он стоял и работал. И работал так, что аплодисменты, взрыв был в зале такой, что я стояла в кулисах (я была в двух отрывках с ним, я ему помогала), я стояла и плакала. Не останавливаясь. И многие актеры сидели на сцене и плакали. Потрясающий был ветер, совершенно необыкновенный! Я такой вечер никогда не видела. И ни у кого такого вечера нет. После этого Отар вышел на сцену, когда закончился, и пригласил всех на банкет. Всех абсолютно. На 300 человек сделал банкет. Вечер был фантастический! Люди пели, танцевали, обнимались, любили друг друга. Это был день восторга, любви, счастья. И естественно, разрыва сердца. Я просто удивляюсь, как у него не разорвалось сердце после этих отрывков: «Король Лир», «Я, Илья», «Провинциальная история», «Человек из Ламанчи», «Сирано де Бержерак»... Масса отрывков таких, что просто рвали сердце.



...Если кто-то считает, что мужчина не должен быть красивым, значит, он не видел этого актера. Совмещение мужской красоты, отчасти скульптурной, с редким даром играть именно высокую трагедию; высокий человек с удивительными голубыми глазами, с медленными движениями и прямой осанкой... Кажется, в наше инфантильное время такого уже не бывает.

В свои 80 он так же красив и статен, и назвать его стариком было бы кощунством.
Гуранду не раз пытали вопросами, в чем секрет:

- Все говорили вокруг, – и в тот вечер, на банкете, и везде, – что Отар так прекрасно выглядит, какие 80?! Почему, мол, вы врете? Другие говорили, как он играл, как он мог это все сыграть, это же невозможно! Я засмеялась и сказала: «Это очень легко». «Что ты делаешь? Что-то ты ему делаешь, что-то ты знаешь особенное». «Да, - говорю, - конечно. Каждое утро, когда он просыпается, он пьет половину маленького стакана моей крови. И после этого он становится чудесным, молодым, красивым и работоспособным». Я не шучу! Отар очень тяжелый человек! Безумно тяжелый! Но со своими плюсами, естественно. Так же не бывает, что только тяжелый – и все. В нем столько добра, он честный, порядочный. Не потому что я, Гуранда, его жена, он ее любит, с ума сходит! Неправда! Любая другая женщина была бы его женой, любая, он так же бы ее любил, так же бы к ней относился, все бы для нее делал. Стопроцентно это говорю. Отар такой по натуре. Он таким родился. Он однолюб.

Со своей супругой, темпераментной, остроумной, талантливой актрисой, они прожили вместе 54 года, у них дочь, 12-летний внук и внучка. Эта семья – редкое исключение из правил, или, возможно, счастливое отступление от привычного стереотипа кочующих актерских судеб. Отар не любит много говорить и не дает интервью. Очень редко сегодня актер соглашается даже на небольшой разговор. Он молчалив, почти как один из самых известных его героев (и такой же однолюб в жизни, как и в легендарном фильме).

...От Даты Туташхиа замирает дух. Мы говорим с Гурандой о фильме, который не шел на экранах более 20 лет и только недавно снова был показан по телеканалу «Культура», о главном герое, как бессовестно был он убит. Двоюродным братом подготовлен заговор... Сын выстрелил в отца. Не зная, в кого стреляет, и не за деньги. Выбрано самое больное, а значит, самое возможное из невозможного. Никто другой бы и не посмел, и не сумел. Достойнее и «невольнее» убийцы не нашлось. Вспоминаются строчки из стихотворения народного героя Грузии, дьякона, поэта, отказавшегося в 20-х оставить родину, воевавшего против большевиков и ими же предательски убитого, Михи Хелашвили, где он говорит, какой он несчастный, что убили его мать, и даже врага достойного у него нет. Дате Туташхиа в этом смысле повезло больше. Чабуа Амирэджиби написал великий, и именно грузинский по духу роман. Писатель, сравнительно недавно принявший монашество, отдал мудрость и мужественную смелость любимому многими герою, и ее смог принять и исполнить великий грузинский актер. Гуранда рассказывает, что Гига Лорткипанидзе насмерть стоял за то, чтобы именно Отар сыграл главную роль. Видимо, у ослепших от собственной посредственности чиновников от культуры были другие варианты.
Секунду... О ком мы говорим? О Дате Туташхиа или актере, сыгравшем эту роль?
Он слился с персонажем, на которого всю жизнь хотел быть похожим. В нашей давней беседе он так рассказывал об этой роли: «Мне пришлось, к моему счастью, сыграть Дату Туташхиа. И среди зрителей эта работа имела большой отзыв. И знаете, что происходит: не только мы работаем над материалом, но и материал над нами работает. И от этого никуда не денешься. Все само собой происходит, меня заставляет, заставляет подниматься, стремиться к тому, о ком там речь. Мне приходилось играть таких личностей, которые тянут к себе».

Впрочем, как любой великий актер, Отар Мегвинетухуцеси умеет быть разным в фильмах и спектаклях, играет он царей, королей (царь Давид Строитель, король Лир, Креон), Отелло, человека из Ламанчи, Сирано, Пилата, героев произведений Важа-Пшавела или, скажем, патологоанатома в спектакле «Я, Илья» (Илья Чавчавадзе, писатель, общественный деятель, убитый в начале ХХ века и канонизированный Грузинской православной церковью). Как написала грузинский театральный критик Натела Урушадзе, право оплакивать Илью Чавчавадзе тоже надо заслужить, и только Отару Мегвинетухуцеси это оказалось под силу. Любой своей роли он умеет придать особую величественность. А потому он и разный, и узнаваемый... Это видно даже по фотографиям, не говоря о живой игре и тех счастливцах, кто видел его на сцене, и имеющих глаза зрителей, пересматривающих фильмы с его участием.

Сегодня у Отара две главные радости в жизни:

- У нас родилась внучка, шесть месяцев уже. Это очень большая радость, подарок от Бога. И в народе появилась надежда на улучшение. Наверно, эти две вещи: личное и общее – самое главное.

На вопрос, считает ли он себя счастливым человеком, великий актер отвечает:

- Счастье не бывает вечным. Какие-то моменты счастья, конечно, у меня были. В основном, я доволен своей судьбой: семья, дело... Как будто что-то удалось.
XS
SM
MD
LG