Accessibility links

Две даты


О депортациях народов, объявленных Сталиным «неблагонадежными», написано много, особенно в последние 20 лет

О депортациях народов, объявленных Сталиным «неблагонадежными», написано много, особенно в последние 20 лет

ВЗГЛЯД ИЗ МОСКВЫ---23 февраля в России отмечают две даты. Во всей стране – День защитника отечества; в Чечне и Ингушетии – День траура по жертвам сталинской депортации 1944 года. Как в общественном сознании уживаются эти два события – вопрос для психоаналитиков. Тут два варианта: либо большинство ничего не знает о депортациях, либо на самом деле эти страны – разные. Есть Россия со своим праздником, и есть Чечня с Ингушетией со своей скорбью. Невозможно, чтобы в одной стране в один и тот же день одни люди были охвачены скорбью и воспоминаниями о трагедии, а другие праздновали исторические победы и веселились.

О депортациях народов, объявленных Сталиным «неблагонадежными», написано много, особенно в последние 20 лет. Так сошлось в истории, что чеченцев и ингушей начали депортировать с Кавказа в Сибирь и Среднюю Азию именно 23 февраля. Это был 1944 год, еще шла война, и военные выполняли любой приказ своего командования. Впрочем, они и в мирное время выполняли любой приказ. Это был акт геноцида, и существует множество документов, подтверждающих правоту именно такой квалификации сталинских преступлений.



Но я хочу напомнить только об одном эпизоде тех дней, и, может быть, ликующие защитники отечества задумаются над своим праздником. Начальник конвойных войск НКВД генерал Бочков докладывал наркому Лаврентию Берия, что для высылки чеченцев и ингушей было использовано 180 эшелонов — по 65 вагонов в каждом, с общим количеством переселяемых 493 269 человек. Отправка эшелонов в пункты назначения началась 23 февраля 1944 года. Но погрузить в эшелоны удалось не всех. Накануне депортации в горах выпал снег, и из высокогорных районов не получалось доставить к эшелонам стариков, женщин с детьми, больных и инвалидов. Люди в погонах решили проблему по-своему. Всех нетранспортабельных собрали в высокогорном ауле Хайбах и поселили в конюшне. Военнослужащие из НКВД и НКГБ объявили: не хотите замерзнуть — утепляйте сарай. Сотни людей обкладывали соломой и сеном стены конюшни, устилали пол. Когда утепление было закончено, комиссар госбезопасности 3-го ранга генерал-майор Гвишиани отдал приказ открыть по сараю огонь из пулеметов. Здание моментально загорелось, и никто не смог выйти из него, не попав под огонь пулеметов. В огне заживо сгорели 705 человек.

Никто никогда не понес наказания за это преступление – ни те, кто стрелял, ни те, кто отдавал приказы. При советской власти об этом преступлении было приказано молчать. При нынешней власти об этом постарались забыть. Зачем омрачать светлый праздник Дня защитника отечества?

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG