Accessibility links

Абхазский детектив


Кстати, сразу же после покушения 22 февраля в частных разговорах возникла такая тема: почему бы сейчас, когда Александр Анкваб является главой государства, ему не перебраться жить в черту города, в расположенную в сухумском микрорайоне Синоп президентскую

Кстати, сразу же после покушения 22 февраля в частных разговорах возникла такая тема: почему бы сейчас, когда Александр Анкваб является главой государства, ему не перебраться жить в черту города, в расположенную в сухумском микрорайоне Синоп президентскую

СУХУМИ--В Абхазии не стихает обсуждение покушения на президента республики Александра Анкваба. О версиях, которые сегодня выдвигаются в обществе, и о недовольстве работой силовых структур, - материал Виталия Шария.

На днях на глаза мне попалась фраза Агаты Кристи «Каждый убийца, вероятно, чей-то хороший знакомый». Афоризм этот замечательно наложился на ситуацию в Абхазии, имея в виду семилетнюю «охоту» на Александра Анкваба (шесть покушений на его жизнь – это примерно одно на каждый год). Действительно, не инопланетяне же с Тау Кита прилетали, чтобы его «заказать»; организаторы наверняка ходят среди нас, ежедневно обмениваются с самыми разными людьми рукопожатиями…

Коль уж мы потревожили тень одного из классиков детективного жанра, на ум приходит, что, конечно же, Абхазии сейчас очень помогло бы подключение к расследованию профессионалов сыскного дела уровня Шерлока Холмса, Эркюля Пуаро, комиссара Мегрэ, на худой конец, майора Пронина… Впрочем, майоры пронины, то бишь сотрудники ФСБ России, уже направлены, как известно, в Абхазию на помощь местным следакам. Посмотрим, что это даст.

Круг подозреваемых в классических детективах, скажем, в «Убийстве в восточном экспрессе», не говоря уже о «Десяти негритятах», всегда строго ограничен. В нашем случае этот круг неизмеримо, на несколько порядков шире. Но зато имеется шесть покушений, объединенных «единством места действия» – от лыхненского дома родственника его жены, в котором Анкваб после возвращения из Москвы постоянно живет, до его рабочего места в Сухуме. И маниакальное упорство, с которым его пытаются «достать» именно на этом отрезке протяженностью около 70 километров, наводит, кроме прочего, на мысль, что, скорее всего, действует одна и та же группа лиц, поставивших перед собой цель убрать его со своего пути. Или, по крайней мере, это связанные между собой группы лиц…



Кстати, сразу же после покушения 22 февраля в частных разговорах возникла такая тема: почему бы сейчас, когда Александр Анкваб является главой государства, ему не перебраться жить в черту города, в расположенную в сухумском микрорайоне Синоп президентскую резиденцию? (Многим памятен телерепортаж о том, как в начале прошлого года в ходе переписи населения Абхазии счетчики именно там переписывали семью С. В. Багапша). О родительском доме Анкваба в Сухуме, расположенном в нескольких сотнях метрах от моего, речь и не заходила… Но и на резиденцию, как я слышал, он, консерватор в быту, привыкший к устоявшемуся укладу, не соглашается. Заходила, говорят, об этом речь и на заседании Совета безопасности страны после покушения. Президентская резиденция не только гораздо ближе, лишь в нескольких километрах от комплекса правительственных зданий, но в черте города злоумышленникам было бы и гораздо сложнее устроить засаду. Но Александр Золотинскович упорно отказывался, мотивируя это, в частности, тем, что покушение в черте города, если оно, не дай Бог случится, создаст угрозу для окружающих.

Самые первые отклики в обществе на покушение, как это обычно и бывает, продемонстрировали почти полное единодушие. Да и как тут обойтись без гневного осуждения преступников, без слов сочувствия родным и близким погибшего офицера охраны и моральной поддержки главе государства! Но и там были определенные нюансы. Многие наблюдатели обратили внимание, что среди множества заявлений, сделанных различными политическими силами и другими организациями, разве что ОПД «Амцахара» отступила от принятой в демократическом обществе традиции не превозносить действующего главу государства: «Анкваб А.З. – патриот и достойный сын своего народа. Мы горды тем, что страну возглавляет мужественный, мудрый, честный и ответственный политик», – заявили «амцахаровцы». Хотя партия власти – «Единая Абхазия» – воздержалась от такого славословия.

Спустя же несколько дней уже вовсю зазвучало политическое разноголосье. При этом неизбежно было возникновение парадоксальной ситуации. Ведь в глазах оппозиционеров президент являлся и целью покушения, что не может не вызывать к нему сочувствия (популярные в 2005-м подозрения, что это мог якобы быть просто спектакль, нынче не приходили на язык даже самым непримиримым), и одновременно его… виновником, так как именно глава государства, руководя, в частности, и силовым блоком, в первую очередь несет ответственность за обеспечение безопасности в стране. За раскрываемость преступлений...

В интернет-пространстве, где многие предпочитают не выступать с открытым забралом, зазвучали и такие полемические выпады, как этот: «Какой порядок? Месяца два назад объявили, что Анкваб будет бороться со скотом, свободно разгуливающем по Сухуму, и что? Если он даже с этим справиться не может, о чем еще говорить!» Ну, вообще-то, коль зашла об этом речь, периодически объявляют борьбу с бродячим скотом городские власти, которые не могут справиться с этой проблемой минимум лет сто: я читал о мерах по борьбе с этим в газете «Сухумский вестник» еще за 1911 год…

Вчера в ходе очередной встречи с руководителями правоохранительных ведомств президент Анкваб негативно отозвался о некоторых заявлениях, прозвучавших в понедельник 27 февраля в Центре «Мир без насилия» имени Зураба Ачба. Не называя конкретных ораторов, с кем не согласен, он сказал, что, с одной стороны, власть обвиняется в бессилии, а с другой – в чинимом произволе. По его словам, он ожидал от некоторых участников круглого стола, своих коллег по парламенту предвоенного созыва, более объективной реакции и оценки. «Иногда кажется, что кое-кто действительно желает бессилия властей», – посетовал он.

Внимание общественности привлек и полемический отклик Алхаса Тхагушева на интернет-заметку Надежды Венедиктовой «Альтернативы Анквабу нет». Возможно, именно этот заголовок вызвал у Алхаса желание возразить. «Альтернатива в моем понимании, – пишет он, – в реформе политической системы». Нужно поменять конструкцию власти, когда все «завязано на одного человека». Мы не можем надеяться, что нынешний президент наведет порядок в стране в одиночку, и сам Анкваб должен понять, по убеждению Алхаса, что без широкой общественной поддержки ему и начинать не стоит.

Честно говоря, мне это напомнило спор на тему, что из себя представляет шкура зебры – белые полосы на черном или черные на белом? Не думаю, что Венедиктова считает как-то иначе, просто она, как полагаю, говорила о другом – что из сегодняшних абхазских политиков именно Анкваб реально способен возглавить борьбу с коррупцией и преступностью в целом. А то, что без опоры на широкий круг соратников эту войну не выиграешь, – кто ж оспорит?

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG