Accessibility links

Судебная драма Такаши Миике


Кадр из фильма ''Ace Attorney''

Кадр из фильма ''Ace Attorney''

На Роттердамском фестивале прошла премьера фильма Такаши Миике ''Первоклассный адвокат''. Это экранизация серии компьютерных игр, изначально задуманных для приставки Game Boy Advance. Кинокритик Борис Нелепо считает новую работу Миике выдающейся.

Борис Нелепо: ''Первоклассный адвокат'' в абсурдистском стиле рассказывает о недалеком будущем, в котором из-за засилья преступности вводятся скоростные суды без участия присяжных. Каждое дело обязано рассматриваться моментально, и теперь судебные заседания ближе к ток-шоу, на которые набиваются зеваки. Адвокат Феникс Райт сражается с другом детства – звездным прокурором Майлсом Эджвортом за судьбу девушки-волшебницы, которую обвиняют в убийстве. Вычурная комедия, сага о мести, перенос на экран японских манга – фильм стремительно меняет регистры, доставляя удовольствие буквально каждым кадром. А в ключевых фигурантах судебного дела здесь проходят говорящий попугай, судьбоносный человек-барсук и надувной самурай.

В Роттердаме есть традиция проводить так называемые большие обсуждения – диалоги с режиссерами перед публичным показом в одном из самых крупных кинотеатров города. Перед ''Первоклассным адвокатом'' с Такаши Миике побеседовал амстердамский журналист Гэви Кайзер, решивший поподробнее остановиться на аспекте насилия и жестокости, которыми славились предыдущие работы режиссёры.

Гэви Кайзер: Вас можно назвать одним из героев Роттердама. Но в один из ваших первых визитов на фестиваль я помню, как разъяренная зрительница кричала вам: ''Господин Такаши, вы – зло''. Вы можете убедить нас, что на самом деле вы не зло?



Такаши Миике: Думаю, она была права. Но с тех пор медицина в Японии стала лучше. И у меня получилось снять пару фильмов, которые не назовешь больными.

Гэви Кайзер: Ваши фильмы – особенно ''Кинопроба'' и ''Ичи-киллер'' - очень популярны. При этом они очень жестокие. Может быть, есть некоторая разница между восприятием экранного насилия на западе и на востоке? Для вас есть парадокс в восприятии европейцами ваших фильмов?

Такаши Миике: На самом деле японцы тоже считают, что изображение насилия в моих фильмах нездоровое.

Гэви Кайзер: Как вы относитесь к тому, что ваши самые жестокие фильмы стали самыми популярными?

Такаши Миике: Когда у меня есть сценарий, я начинаю думать о герое фильма, протагонисте. И отправной точкой становится не желание сделать картину экстремально жестокой, а размышление о том, откуда это насилие берется. Оно запросто может оказаться выражением любви. Например, герой кого-то очень сильно любит, затем происходит некое событие и возникает импульс к насилию. Вот что меня интересует. Эта жестокость – результат определенного процесса.

Гэви Кайзер: Вы сказали, что насилие у ваших героев чрезмерно, но, по крайней мере, искренно.

Такаши Миике: Конечно, если вы будете смотреть на моих героев с точки зрения общества, то это плохие парни. Но человек так себя не воспринимает, для него это естественный путь поведения, выражения любви и других чувств. И персонаж не видит в себе зло. Для него это естественно. Чем видеть плохих парней просто плохими парнями, интереснее показать то, что скрыто в каждом человеке, что может в нем открыться…

Гэви Кайзер: В таких случаях часто говорят о том, что экранное насилие вредно. Каков ваш взгляд на это?

Такаши Миике: Конечно, режиссёр имеет право делать такие фильмы, какие ему хочется. А зритель имеет право смотреть их или не смотреть. Это публике решать. Но скорее, чем думать о вреде такого кино, я бы задался вопросом – может быть, дело в человеке, на которого фильм может плохо повлиять?

Гэви Кайзер: Позвольте тогда спросить, полезно ли для нас смотреть такие фильмы? Узнаём мы из них что-нибудь?

Такаши Миике: Это та же самая вещь. Вы можете посмотреть такое кино и, возможно, оно позволит вам понять что-то про самого себя. Мы сейчас не говорим о фантастике, это совсем другой жанр. А такое кино всегда о наблюдении за человеком. Вы наблюдаете за человеком и можете заметить, как зарождается в нём зло. Сравните это с животной силой инстинкта выживания. Откуда он возникает? Вот что это за тип режиссуры.

Такаши Миике рассказывает о своем фильме в Роттердаме

Такаши Миике рассказывает о своем фильме в Роттердаме

Гэви Кайзер: Ваш фильм ''Братство якудзы: война кланов'' переводилось на английский язык как ''Подстрекатель''. Это та роль, которую вы для себя лично видите за пределами мейнстрима?

Такаши Миике: Ну, если вы возьмете сегодняшний фильм – это скорее развлекательное кино, от которого люди могут получить удовольствие. У меня нет строгих представлений о том, как я должен снимать. На деле я скорее думаю только о том, как удивить самого себя. Что я могу сделать, чтобы мне самому было интереснее. Поэтому иногда и выходит экстремально.

Гэви Кайзер: Фильм, который вы представляете, тоже в определенном смысле достигает крайности. Он основан на компьютерной игре компании ''Nintendo'', а также на манга. У игры и у манги своеобразный визуальный стиль, например, прически всех персонажей. Вам было сложно воспроизводить этот стиль в фильме?

Такаши Миике: Мне хотелось выразить уважение как разработчикам этой компьютерной игры, так и её поклонникам. Но кино – это совершенно другой медиум, и я хотел снять именно фильм, который оценила бы киноаудитория.
XS
SM
MD
LG