Accessibility links

За дружбу народов...


Это больная тема для Грузии, считает Степанян. И если в быту уровень ксенофобии за многие годы не изменился, то в публичной политике он постоянно растет

Это больная тема для Грузии, считает Степанян. И если в быту уровень ксенофобии за многие годы не изменился, то в публичной политике он постоянно растет

ТБИЛИСИ---Парламент Грузии инициировал законопроект об ужесточении наказания за преступления, совершенные на почве ксенофобии и религиозной нетерпимости. Если закон примут, то мотив национальной розни будет считаться отягчающим обстоятельством при совершении преступлений. Жестко будут преследоваться и публичные высказывания, оскорбляющие достоинство любой этнической или религиозной группы.

Гражданам Грузии придется отвечать за сказанное. Поправки к грузинскому Уголовному кодексу, которые внесли депутаты от правящей партии, предполагают ужесточение наказания за преступления, совершенные на почве расовой, межэтнической или религиозной неприязни.

Несмотря на то что грузинский парламент еще не начал обсуждать законопроект, неправительственные организации страны уже считают его небольшим, но шагом вперед – слишком наболело. Глава организации «Многонациональная Грузия» Арнольд Степанян считает, что продвижение этого законопроекта – плод совместного давления неправительственных организаций и международного сообщества на грузинские власти. Не зря его инициаторами выступили представители «Национального движения».

Это больная тема для Грузии, считает Степанян. И если в быту уровень ксенофобии за многие годы не изменился, то в публичной политике он постоянно растет. По мнению Степаняна, политики и общественные деятели давно перешли границы допустимого. Ксенофобии не чураются главные политические игроки, и именно это, уверен Степанян, может помешать продвижению нового закона:

«Честно скажу: я не верю в то, что это пройдет. Это, вполне возможно, вызовет бурю споров. Но даже если пройдет, я не совсем понимаю, как это будет работать. По нашим прогнозам, сейчас много будет провокаций на почве ненависти, и я не думаю, что они [власти] смогут 100-150 человек посадить в тюрьму по этой статье, причем, видных лиц».



Впрочем, статья за разжигание межнациональной розни существовала в грузинском законодательстве всегда. Но ни я, ни Арнольд Степанян не смогли припомнить сколько-нибудь громкого дела по этой статье. Никого не обвинили даже прошлым летом, когда новый закон о равных правах религиозных организаций вызвал массовую истерию в грузинском обществе. Именно тогда многие политики и общественные деятели не стеснялись делать заявления, за которые во многих цивилизованных странах им пришлось бы отправиться в долгосрочное путешествие в места не столь отдаленные. Именно тогда необходимы были серьезные ограничительные меры, считает другой неправительственный активист, исполнительный директор Фонда гражданской интеграции Заур Халилов.

«Если законодательство на тот момент регулировало бы это, многие воздержались бы от столь жестких высказываний. Были фактически призывы к гонениям той или иной этнической и религиозной группы».

Но лишь одними законами ситуацию не исправить, говорит Заур Халилов, к делу должно подключиться и гражданское общество. В первую очередь средства массовой информации. В грузинских же СМИ творится настоящая вакханалия, считают неправительственные активисты. Местные журналисты пренебрегают не только Уголовным кодексом, но и элементарными нормами этики. В конце прошлого года Фонд Генриха Белля на Южном Кавказе провел мониторинг грузинской прессы на предмет выявления случаев дискриминации по этнической принадлежности, вероисповеданию или сексуальной ориентации. Аналитики фонда уверяют: в грузинской прессе слово «армянин» бьет все рекорды по использованию в качестве ругательства, за ним следует понятие «гомосексуалист» в самом уничижительном, табуированном значении. В предвыборный же период спекуляции на теме меньшинств станут особенно злободневными, считают грузинские эксперты.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG