Accessibility links

Алла Джиоева: Я нахожусь под следствием


На каком основании ее охраняют, Алла Джиоева до сих пор не знала, но вчера вечером в ее руки попала копия письма первого заместителя генпрокурора министру внутренних дел, из которого следует, что она, оказывается, находится под следствием

На каком основании ее охраняют, Алла Джиоева до сих пор не знала, но вчера вечером в ее руки попала копия письма первого заместителя генпрокурора министру внутренних дел, из которого следует, что она, оказывается, находится под следствием

ЧЕРКЕССК---Лидер югоосетинской оппозиции Алла Джиоева утверждает, что против нее возбуждено уголовное дело по обвинению в насильственном захвате власти. По словам самой Джиоевой, она узнала об этом случайно - официальных обвинений ей до сих пор не предъявлено. В настоящее время она находится под стражей в больничной палате республиканской больницы.

Напомним, победа оппозиционера Аллы Джиоевой на ноябрьских выборах была признана избирательной комиссией. Однако под давлением российских кураторов, которых не устроили результаты избирательной кампании, победа Джиоевой была отменена решением республиканского суда, а парламент назначил дату новых, повторных выборов на 25 марта. Это вызвало массовые акции протеста на улицах Цхинвала и спровоцировало развитие острого политического кризиса в республике. Ответственные за ситуацию в Южной Осетии российские кураторы предложили в качестве компромисса специальное соглашение, по которому среди прочих пунктов Алла Джиоева допускалась к повторным выборам, но соглашение не было выполнено.

В ответ Алла Алексеевна заявила о своем намерении провести инаугурацию 10 февраля. За сутки до этого - 9 февраля - ее штаб был разгромлен силовиками. Уже немолодая женщина не выдержала натиска крепких парней: с приступом гипертонии и синяками на теле ее доставили в реанимацию. С тех пор у палаты Джиоевой дежурят вооруженные милиционеры, ограничивающие ее контакты с внешним миром. На каком основании ее охраняют, Алла Джиоева до сих пор не знала, но вчера вечером в ее руки попала копия письма первого заместителя генпрокурора министру внутренних дел, из которого следует, что она, оказывается, находится под следствием. Это письмо Алла Джиоева зачитала мне по телефону:

«В производстве генпрокуратуры РЮО находится уголовное дело № 971141, возбужденное по признакам ст. 278 Уголовного кодекса «Насильственный захват власти или насильственное удержание власти»… В настоящее время существует вероятность того, что подозреваемая может скрыться от органов предварительного следствия» и т.д. Министр внутренних дел в ответ отдал приказ по МВД от 24 февраля, по которому здесь должны стоять милиционеры и охранять меня, чтобы я никуда не скрылась».



По словам Аллы Алексеевны, хотя приказ МВД о взятии ее под стражу датирован 24 февраля, официальных обвинений ей до сих пор не предъявлено: «Как они мне тогда ничего не предъявили, когда штурмовали штаб, так и сегодня ничего не предъявляют, хотя если есть уголовное дело, то первый, кто должен был узнать об этом посредством постановления, - это я».

Инаугурация и попытка насильственного захвата власти – это очевидным образом очень разные вещи. Но преследование Джиоеой по политическим мотивам со стороны тех, кто заинтересован в проведении новых президентских выборов, ни у кого сомнения не вызывает. Предстоящей кампании явно недостает легитимности, и единственное ее оправдание – это то, что она выступает в качестве некоего акта гражданского примирения. Но если власть хотела бы успокоить общество, ей явно не следовало подвергать репрессиям Аллу Джиоеву. Ничего, кроме негативной общественной реакции, такие преследования вызвать не могут.

Югоосетинский политик Вячеслав Габозов говорит, что не все действия властей подчинены логике. Преследования Джиоевой - это реакция на страх, который власти испытали во время ноябрьского кризиса: «У меня такое впечатление, что они тогда очень испугались, и вот сейчас, когда вроде бы все улеглось, когда от Аллы Алексеевны отошли многие ее сторонники, последовала эта реакция испугавшегося хама - он мстит за свой испуг человеку, от которого уже не ожидает получить сдачи».

Уголовное преследование Джиоевой может быть истолковано обществом и как предупреждение: мол, смотрите, мы не прощаем тех, кто выходит за рамки дозволенного, но этот сигнал может иметь и обратную реакцию, считает Вячеслав Габозов:

«У меня такое ощущение, что сейчас югоосетинское общество опять созревает для стихийных выступлений. Созревает благодаря наглым действиям власти, когда от выборов отстраняются оппозиционные кандидаты и остаются только те, за кого можно голосовать и т.д. и т.п. Все это может привести к такому же мощному политическому кризису, как в ноябре прошлого года».

Возможно, пришло время проявить себя и четырем кандидатам в президенты, которые также призывают общество к умиротворению. Почему бы им не продемонстрировать свое стремление к стабильности и не заступиться за женщину, которой, кстати, по статье за попытку насильственного захвата власти грозит срок от двенадцати до двадцати лет лишения свободы?

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
XS
SM
MD
LG