Accessibility links

Хорошие народы и плохие правительства


Вернувшийся на пост президента России Владимир Путин часто объясняется в любви к грузинскому народу: необходимость таких заверений проистекает из зарока не разговаривать со своим грузинским коллегой Михаилом Саакашвили

Вернувшийся на пост президента России Владимир Путин часто объясняется в любви к грузинскому народу: необходимость таких заверений проистекает из зарока не разговаривать со своим грузинским коллегой Михаилом Саакашвили

ВЗГЛЯД ИЗ ТБИЛИСИ---В современном мире принято четко различать народы и их правительства. Последних принято ругать, а вот сказать про народ, что он плохой, - неполиткорректно.

Особенно важно соблюдать такую грань в отношениях между враждующими государствами. Вернувшийся на пост президента России Владимир Путин часто объясняется в любви к грузинскому народу: необходимость таких заверений проистекает из зарока не разговаривать со своим грузинским коллегой Михаилом Саакашвили.

Впрочем, в данном случае эта формула служит не только для демонстрации политкорректности. Тут вполне прозрачный намек, можно сказать, заказ дружественному грузинскому народу: хотите хороших отношений с нами – смените плохого Мишу на кого-нибудь более приемлемого. Видимо, вначале в Москве действительно верили, что грузины намек поймут, и будут действовать соответственно. Но все получилось с точностью до наоборот. Если подобные заигрывания Москвы имели какой-то результат, то он в том, что Саакашвили еще больше укрепился во власти.

Более того, Саакашвили решил использовать эту же формулу по отношению к Москве, но с важными уточнениями. В своем ежегодном выступлении перед парламентом 29 февраля он мало говорил о российском руководстве, но представил конкретную инициативу, направленную на рядовых россиян: в одностороннем порядке ввести для них безвизовый режим.

Конечно, это, прежде всего, – жест. И по ныне действующим законам российские граждане могут быстро и без проблем получить визу в том пункте, через который захотят пересечь границу Грузии. Тем не менее, в отличие от общих путинских заверений в любви к грузинам, такое решение облегчит конкретные процедуры для конкретных людей. Для сравнения: гражданам Грузии получить российские визы сегодня крайне сложно.



Какая Грузии от этого конкретная выгода? Саакашвили вообще не упоминает о том, как таких хороших людей угораздило выбрать таких плохих правителей: повлиять на смену власти в Москве он точно не надеется. Грузия выразила общую благосклонность по отношению к рядовым россиянам, а также облегчила жизнь собственным уроженцам, получившим российское гражданство. Если кто-то колебался, стоит ли ездить в Грузию, но примет решение посетить эту страну именно после введения безвизового режима, – что ж, замечательно. В Тбилиси уверены: чем больше россиян будет приезжать, тем будет улучшаться рейтинг страны в России, а также развиваться собственный туристический бизнес. Отсюда отнюдь не следует, что в какой-то момент это положительно повлияет на российскую политику в отношении Грузии: на правительство Путина тут надежд мало. С другой стороны, никто не знает, когда может пригодиться обретенный социальный капитал.

Российский ответ, заключенный в заявлении МИДа от 2 марта, принципиально несимметричен. Перспектива облегчения или отмены визового режима для граждан Грузии привязывается к восстановлению дипломатических отношений, а также отмене ограничений, проистекающих из грузинского закона об оккупированных территориях (он, в частности, запрещает въезд в Абхазию и Южную Осетию, минуя официальные пограничные пункты Грузии).

Скорее всего, в Москве знали, что Грузия ответных предложений не примет. Дипломатические отношения разорвала именно последняя в ответ на военное вторжение России. Поскольку, по мнению Грузии (и не только), российское военное присутствие в Абхазии и Южной Осетии является оккупацией, то просто так восстанавливать эти отношения означает примириться с этой оккупацией. Конечно, Тбилиси этого не сделает.

Обмен инициативами создал выгодный для Грузии контраст. Тбилиси продемонстрировал не только добрую волю, но и общую открытость и уверенность в своих силах. При этом ни о каких политических условиях или ожидаемых дивидендах упомянуто не было. Ответ же российского правительства показывает, что оно не собирается делать ничего хорошего для братского грузинского народа просто так, без ответных политических уступок.

Шаг Грузии, скорее всего, будет полезен и с точки зрения международного восприятия. Введение в октябре 2010 г. безвизового режима для жителей Северного Кавказа – но не остальной России – вызвало критику некоторых западных политиков и обозревателей как шаг, провокационный по отношению к Москве. Сейчас эта проблема автоматически устраняется. При желании новый шаг Саакашвили тоже можно рассматривать как некоего рода анти-кремлевскую провокацию, но на этот раз придраться трудно. Есть много стран, граждане которых могут приехать в Грузию без визы: почему же не дать такую же возможность россиянам?

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG