Accessibility links

Надежда Венедиктова: В парламенте, возможно, не будет ни одного русского депутата


Выборы в Народное собрание Абхазии пройдут 10 марта

Выборы в Народное собрание Абхазии пройдут 10 марта

ПРАГА---До выборов в парламент самопровозглашенной республики Абхазия осталось несколько дней. На 35 мест в Народном собрании претендует примерно 150 кандидатов. В условиях такой сильной конкуренции претендентам приходится использовать самые разные способы агитации. Так, к примеру, три кандидата заручились публичной поддержкой одной из организаций, представляющих русскую общину в Абхазии. Впрочем, по мнению журналистки Надежды Венедиктовой, которое она высказала в интервью Дэмису Поландову, этой протекции может оказаться недостаточно.

Дэмис Поландов: Надежда, «Русская община Республики Абхазия» – так называется неправительственная организация, которая представляет русских, проживающих в Абхазии, призвала избирателей проголосовать за ее представителя, как они выразились. Речь идет о кандидатах в депутаты Наталье Каюн, Викторе Васильеве и Андрее Куликове. Вы могли бы как-то прокомментировать это заявление русской общины?

Надежда Венедиктова: Честно говоря, сама я не сторонник национальных квот, хотя бывают ситуации, когда они действительно нужны. Но, мне кажется, в современной Абхазии ситуация другая. И тот же Александр Страничкин, который сейчас является вице-премьером Абхазии, в свое время баллотировался в парламент не от какой-то партии, не от какой-то неправительственной организации – своими ногами заходил в каждую квартиру, и выиграл эти выборы у своего соперника абхаза по национальности, который к тому же был участником войны и героем Абхазии. То есть в моем представлении - это вопрос личной энергии, личной гражданской активности и так далее. Я не вхожу в эту общину. Как независимый наблюдатель со стороны, я понимаю их тревогу, потому что, я думаю, что в этом составе парламента, возможно, не будет ни одного депутата русской национальности. Ну, такова, так сказать, ситуация с общественной активностью русских, тут уже никуда не денешься.

Дэмис Поландов: Насколько я понимаю, эти три человека – это не единственные кандидаты в депутаты, которые сегодня есть. Я знаю, что Александр Студеникин в Агудзере выставил свою кандидатуру. Вы думаете, что может быть такое, что вообще ни один кандидат русской национальности не пройдет в парламент?



Надежда Венедиктова: Да, я думаю, что, скорее всего, ситуация будет именно такой. Но это не показатель того, что остальная часть Абхазии против русских. Нет, я просто считаю, что данные кандидаты в депутаты не проявили достаточной энергии. Понимаете, за свое место надо бороться, надо позиционировать себя не только за месяц до выборов, а в остальное время тоже. Вот я сейчас наблюдаю по нашему району, где у нас шесть кандидатов, и они просто «забодали». Люди стараются, что-то пробивают, ходят, правда, цена их обещаниям весьма относительна, и избиратели, уже утомленные всем этим, очень скептически относятся к обещаниям будущих избранников. Но, во всяком случае, люди активно работают.

Дэмис Поландов: Если по персоналиям, эти три кандидата, за которых выступила «Русская община», это известные люди в Абхазии, у них есть какой-то авторитет?

Надежда Венедиктова: Наталья Каюн была заместителем министром образования несколько лет, и возглавляет неправительственную организацию «Русский культурный центр», была членом партии «Единая Абхазия», в общем, она известный человек. Но она занимается в основном культурными проектами, и для того, чтобы выиграть в своем округе, наверное, нужно было проявлять больше чисто гражданской энергии. Сейчас у нас на 35 мест почти 150 кандидатов. Активность желающих достаточно высока, и в таких условиях надо быть суперактивным, чтобы раздобыть себе место под солнцем. Мне кажется, что такие призывы со стороны каких-то организаций не работают.

Дэмис Поландов: Надежда, давайте тогда вернемся к тому, что вы сказали в самом начале – к самому принципу этого голосования национальными общинами. Насколько он распространен? То есть в Абхазии так и голосуют: абхазы за этнических абхазов, армяне за этнических армян?

Надежда Венедиктова: Такой принцип, да, есть, я не могу сказать, что он стопроцентный, но достаточно часто люди голосуют или по клановым признакам, по родственным признакам, по национальным признакам. Но это не абсолютно, что доказал пример того же Страничкина в свое время.

Дэмис Поландов: Вы могли бы сказать, а есть чисто русские округа, участки избирательные, где превалирует русское население?

Надежда Венедиктова: Нет, чисто русских нет. Русских в Абхазии осталось двадцать с небольшим тысяч. Они разбросаны по всей стране, и в какой-то мере, конечно, то, что единицы русских баллотируются, отражает реальную ситуацию в стране. Нас немного, молодые уезжают в Россию, где у них больше возможностей, поэтому, естественно, потенциал русской части абхазского общества достаточно невелик.

Дэмис Поландов: Ну да, при этом абхазы, особенно в селах, и армяне живут достаточно компактно.

Надежда Венедиктова: Конечно, да, они живут компактно: есть армянские села, абхазские села, есть грузинские села в Гальском районе, а вот сказать, что есть какое-то существенное русское село с большим количеством проживающих, такого практически нет.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG