Accessibility links

"Монологи вагины" в Европарламенте


Постер к англоязычной версии спектакля

Постер к англоязычной версии спектакля

В Брюсселе женщины-депутаты Европейского парламента представили публике любительский спектакль по пьесе американского драматурга Ив Энцлер "Монологи вагины".

Мероприятие, организованное ассоциацией V-day, прошло в рамках кампании по борьбе с насилием против женщин. Пьеса "Монологи вагины" основывается на откровениях женщин разных национальностей и разных социальных слоев. Одна из участниц спектакля "Монологи вагины" – европейский депутат от Франции, член фракции "Европейская народная партия" (христианские демократы) Марьель Галло:

– Это наша вторая подобная инициатива. В прошлом году семь женщин-депутатов сыграли пьесу о жизни и страданиях женщин в таких странах, как Афганистан, Камбоджа и другие. В этом году инициатива была более провокационной, так как "Монологи вагины" – это пьеса, которую трудно сыграть, которая разрушает некоторые табу, и мы прошли через это. В этой затее интересно то, что она объединяет все политические фракции Европейского парламента, от правых до крайне левых. Это настоящий консенсус. И мы принадлежим к разным нациям, в спектакле были заняты депутаты от девяти стран Евросоюза. То есть это позиция женщин, говорящих единым языком при полном согласии.

Более 300 зрителей присутствовали на спектакле, всем желающим мест в зале не хватило, и это был настоящий успех. Публика была очень довольна. Эти монологи – доказательства того, что сегодня насилие недопустимо. Были продолжительные овации. Нас не отпускали со сцены. Присутствие в Европарламенте американского автора Ив Энцлер также встретило горячий прием зрителей.



Что касается популярности этого спектакля у феминисток, вовсе не надо быть феминисткой, чтобы выступать против насилия над женщинами. Речь идет как о сексуальном, так и о физическом насилии. И эта отчасти юмористическая идея – предоставить слово вагине – направлена на то, чтобы пробудить сознание и заявить "Осторожно! Мы не предметы, не мясо, которое можно взять себе". Идея в этом. Для этого не нужно быть феминистской. Я, например, не принадлежу к феминистскому движению, – говорит Марьель Галло.

***

О том, почему спектакль "Монолог вагины" не может быть поставлен в Государственной думе России и почему он не слишком привился на русской культурной почве, размышляет один из пропагандистов нового документального театра в России, режиссер и художественный руководитель тетра "Практика" Эдуард Бояков:

Этот спектакль ставили в Москве, но он не оказался столь популярным, как на Западе. Спектакль совершенно точно не преодолел границы маргинальности. Мне кажется, сама тема и форма, в которой пьеса написана, предполагают обязательное преодоление границы стыда, которая есть всегда, как только речь заходит о вопросах сексуальности. И Россия, если и отличается от других европейских стран, то только в сторону еще большей закрытости и стыдливости. Конечно, пуританизм ужасен в такой форме, как это часто случается в России, когда люди не радуются сексуальности. Наверное, можно найти и положительное в том, что мы не стремимся, что называется, "раззудись плечо" разрешать все, что уже разрешено на Западе. Мы ведь говорим про спектакль в Европарламенте, и это не художественный жест, это провокация. Это жест, который не имеет к искусству никакого отношения.

– Желания поставить этот спектакль с участием женщин-депутатов Госдумы у вас не возникает?

– Нет, я не занимаюсь политикой. Я думаю, что среди женщин-депутатов Государственной думы есть очень много талантливых профессионалов, но наверняка мало талантливых актрис. Почему я с ними должен это делать?

***
Премьера пьесы "Монологи вагины" состоялась в Нью-Йорке в 1996 году. Она была переведена на 30 языков и поставлена более чем в полусотне стран мира, включая Россию. В Москве пьесу поставили несколько лет назад в театральном Центре имени Всеволода Мейерхольда. Тогда арт-директором этого центра был театральный критик Павел Руднев, который рассказывает:

– Это был проект финского режиссера Йоэла Лехтонена. Там работала сборная актерская команда: Вера Воронкова, Екатерина Конесевич, Аня Галинова. Спектакль был коммерчески успешным, билеты продавались хорошо, он шел года три-четыре.

– Это нормальный срок для спектакля?

– Для такого – да. Это была проектная история, обычно такие спектакли, где нет привязки к труппе, не выживают больше одного сезона.

– Публика была шокирована провокационной темой и ее творческим решением?

–Я думаю, что все-таки нет. Люди знали, куда шли. И тема очень деликатно, на самом деле, в спектакле затронута, и была переведена Василием Аркановым очень деликатно.

– Вы бы назвали такого рода спектакль событием для российской театральной жизни? Или частью общественного процесса в стране?

– Саму пьесу я бы назвал частью общественного процесса. Стала ли она поводом для общественной дискуссии? Конечно, нет. И русское общество, скорее, воспринимало спектакль как в большей степени театральный продукт, продукт досуга, нежели дискуссионное поле.

– Женщины-депутаты Госдумы могли бы поставить такой любительский спектакль?

– Я думаю, это абсолютно невозможно. Ну, во-первых, все-таки есть какие-то нелепые моральные табу в обществе, и в отношении культуры, кстати, в том числе. Одна из важнейших тем этой пьесы, помимо феминизма и защиты женщины, – это любовь к собственному телу, как ее пробудить, как заставить говорить тело, как полюбить это тело. И это в прямом смысле слова существует просто вне православной доктрины, и, стало быть, вне русской культуры. Так или иначе, Америка и Европа пустили тело в культуру XX века. Тело стало частью духовного осмысления, но не для России, к сожалению.
XS
SM
MD
LG