Accessibility links

Кто обидел Владимира Путина?


Владимир Путин рассказал, как Грузия «кинула» Россию, «похоронив» договоренность о создании совместного антитеррористического центра в Аджарии после вывода из Батуми российской базы в 2007 году

Владимир Путин рассказал, как Грузия «кинула» Россию, «похоронив» договоренность о создании совместного антитеррористического центра в Аджарии после вывода из Батуми российской базы в 2007 году

ТБИЛИСИ---В Тбилиси обсуждают вчерашнее заявление Владимира Путина, объявившего, что Тбилиси нарушил договоренность о создании совместного российско-грузинского антитеррористического центра в 2007 году. Вопрос о том, почему грузинская сторона отказалась от военного сотрудничества с Россией в начале 2000-х годов, сегодня обсуждали грузинские военные эксперты.

Владимир Путин рассказал, как Грузия «кинула» Россию, «похоронив» договоренность о создании совместного антитеррористического центра в Аджарии после вывода из Батуми российской базы в 2007 году. Выступая перед журналистами в среду, российский премьер в красках описал детали встречи и беседы с Михаилом Саакашвили.

«Мы договорились с ними о том, что создадим на месте нашей базы контртеррористический центр. Ну, и где это все? А когда я предложил Михаилу Николаевичу [Cаакашвили]: "Давайте соглашение подпишем о том, что там будет антитеррористический центр", он сказал: "Нечего подписывать-то". Я говорю: "Ну, как же? Соглашение". - "Ну, если мы не хотим выполнять, так мы и соглашение выбросили нафиг". Ну, вот тебе и здрасьте!»

А, между тем, по словам Путина, речь шла о политическом «размене»: Россия выполнила свою часть условий, «сдав» лидера Аджарии Аслана Абашидзе, Грузия же, получив желаемое, сразу же забыла о своих обещаниях.

О том, что же происходило тогда, в начале 2000-х, и действительно ли грузинский лидер «обидел» Владимира Путина, рассказал военный аналитик Тенгиз Пхаладзе. Он подтвердил, что разговоры о совместном российско-грузинском антитеррористическом центре шли параллельно с выводом российских баз с территории страны. Но дальше обсуждений дело не двинулось, никакого договора никто не подписывал. Пхаладзе полагает, что грузинская сторона увидела в российских предложениях лишь способ дать другое название российскому военному присутствию в Грузии:

«Российские спецслужбы получили бы полную свободу действий на территории Грузии. Естественно, что ни одно государство на такое бы не согласилось. Одно дело – борьба с терроризмом, другое – официальная резидентура в стране».



Причины отказа грузинской стороны понятны, но все равно после транслирования Путиным своей «обиды» остается неприятный осадок: а вдруг грузины и впрямь нарушили данное ими слово. Полковник запаса Гиорги Тавдгиридзе уверяет, что, конечно, нет. Создание центра не было условием вывода войск. Да, идея была предложена, но грузинская сторона мягко свела процесс обсуждения на «нет»:

«Россия взяла на себя обязательства по выводу своих баз с территории Грузии. Этот процесс тогда уже подходил к концу – никаких дополнительных условий Россия Грузии не выдвигала. Они выразили желание создать такой центр, и это уже была прерогатива Грузии, соглашаться на это или нет»

Разговор на эту тему ни шатко ни валко шел в кулуарах, но так и не оформился в сколько-нибудь серьезный диалог на уровне большой дипломатии. Если даже отрешиться от идеи, что центр понадобился Кремлю как прикрытие, сама по себе идея его создания выглядит по меньшей мере странно: террористическая угроза в России имеет северокавказскую прописку, а черноморский регион и, в частности, Батуми можно увязать с процессами на Северном Кавказе лишь при наличии очень богатого воображения.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG