Accessibility links

«Свой» сапожник


Здешние модники и модницы не любят афишировать, что прибегают к услугам сапожника

Здешние модники и модницы не любят афишировать, что прибегают к услугам сапожника

ТБИЛИСИ---Можно ли представить жизнь в большом городе без услуг сапожника? Не исключение и Тбилиси, на улицах которого часто можно встретить неброские кустарные вывески «Ремонт обуви». В каждом районе есть «свой» сапожник, который для его жителей всегда - самый лучший. Как правило, он привносит особый колорит в жизнь этого района, и часто становится его неотъемлемой частью.

Драная обувь, требующая починки, – тема в Тбилиси почти табуированная. Здешние модники и модницы не любят афишировать, что прибегают к услугам сапожника. Может быть, учитывая щепетильность этого вопроса, тбилисские сапожники свои мастерские в основном и обустраивают в укромных местах: в подвалах домов или в маленьких неброских будках.

Одна из таких мастерских расположилась в старом заброшенном грузовом контейнере в спальном районе Тбилиси - Исани. Мастерской дяди Гриши, которая сливается с серым пейзажем двора многоэтажек, уже 20 лет. Чинить туфли он начал в 90-х, когда заводы и предприятия в массовом порядке стали закрываться. Тогда Гриша Гарючян нашел способ, как заработать деньги честным трудом - стал сапожником:

«Я работал маляром, потом поваром, а потом, в конце концов, стал сапожником. Но я не родился сапожником, я родился человеком!»

Дяде Грише в последнее время все труднее совмещать свои человеческие принципы с правилами рыночной экономики. Уже несколько лет на стенах его тесной будки рядом с полками для туфель и старыми плакатами откровенных фотомоделей на видном месте висит справка о том, что Гриша Гаручян - предприниматель сферы микро-бизнеса. Это значит, что его месячный доход не превышает 1000 лари, и он освобожден от подоходного налога. Но чтобы доказать это, ему надо вести рабочий журнал: кому, когда и за сколько отремонтировал туфли. Инспектор налоговой службы в любое время может прийти и проверить, и если работа не зарегистрирована, - оштрафовать. И тут мировосприятие дяди Гриши приходит в противоречие с мировосприятием инспектора:

«Не получается, товарищи ведь часто приходят, знакомые... Вот, позавчера мои близкие принесли мне полную сумку обуви с просьбой починить ее. А инспектор в любой момент может зайти и спросить, почему она в журнале не зарегистрирована? Но они ведь мои близкие, как с них деньги брать? Это ведь неправильно!»



Как платить за аренду будки, за электричество, покупать необходимый для ремонта обуви материал, да к тому же семью прокормить? Решить такие проблемы дяде Грише не может помочь и его давний подсобник дядя Рубик:

«Приходит клиент, я ему говорю, эта работа стоить 12 лари. Из них на материал уходит 6, еще надо включить деньги за свет, за аренду помещения, туда-сюда… Посчитать - копейки остаются, разве это работа? Просто пачкаемся и идем домой!»

Стуча молотком по подошве, дядя Гриша продолжает:

«Иду домой, жена начинает ругаться. Почему? Не хватает на жизнь, у нас в семье всегда скандал из-за денег...»

Дядя Гриша при этом спешит сказать, что любит свою жену и понимает ее хорошо, семью-то надо прокормить! Но, увидев молодого парня, заглянувшего в будку, забывает о деньгах:

«Не надо, если что, потом принесешь, когда будет», - говорит он. И как бы оправдываясь, добавляет: «Парень у меня на глазах вырос, у него сейчас денег нет. Что, теперь ему в рваных туфлях ходить?»

«Тбилисские сапожники - особенные», - уверен 50-летний Давид, живущий по соседству. Он часто наведывается к дяде Грише, общаясь с ним, часто вспоминает своего отца, тоже сапожника, и с сожалением отмечает, что эта профессия постепенно теряет присущую ей прелесть:

«Вот этого "шарма" сапожного, наверное, уже нет. Это раньше звучало гордо - башмаки со скрипом! Серийное производство никогда не было хорошим делом, а вот когда сапожник непосредственно по меркам работает - совсем другое дело. У меня, например, 38-й размер, мне всегда отец шил, а теперь его не стало и мне приходиться покупать 39-й размер, уже не то, правильно ведь?»

Дядя Гриша соглашается, что дешевую обувь чинить не имеет смысла, он и не берется за нее, не хочет обманывать людей:

«Смотрю и сразу понимаю, что эта обувь - не то, что надо. Ну, ничего, если даже три дня голодным буду, а один день сытым, все равно хочу здесь работать ... Я здесь постарел, и духом не буду падать, иду вперед, надо жить!»

У дяди Гриши одна мечта - чтобы у людей были работа и доход. Тогда они будут покупать дорогие туфли, которые выбрасывать будет жалко. Вот они и вспомнят о сапожнике…

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG