Accessibility links

Неугодный ингушский «Мир»


Руководитель неправительственной организации «Машр» Магомед Муцольгов (фото с сайта angusht.com)

Руководитель неправительственной организации «Машр» Магомед Муцольгов (фото с сайта angusht.com)

Руководитель неправительственной организации «Машр» Магомед Муцольгов и его сотрудники подвергаются прессингу со стороны силовиков и официального Магаса. Аресты, избиения, угрозы стали обычной практикой для правозащитников. Подробности в материале Магомеда Ториева.

«Машр» («мир» в переводе с ингушского) - первая правозащитная организация в Ингушетии - была создана в мае 2005 года. Учредителями организации являются родственники похищенных и убитых силовиками жителей Ингушетии.

Отношения «Машр» с властями можно было назвать нормальными только в первые месяцы президентства Юнус-Бека Евкурова. Потом власти начали давить на руководителя организации Магомеда Муцольгова, пытаясь вынудить его умерить правозащитный пыл. Его пытались подкупить: предлагали ему должности, деньги и даже земельный участок. Не вышло. Тогда с правозащитником решили разобраться по-другому.

Рассказывает Магомед Муцольгов:

«Так получилось, что последние два месяца моя организация столкнулась с таким давлением, которого не было до сегодняшнего дня. Очевидно, что власть и силовые структуры пытаются не только дискредитировать нашу работу, но и закрыть нашу организацию».

С начала года офис «Машр» стал объектом многочисленных проверок, а 29 февраля бухгалтер организации Мурад Яндиев был задержан силовиками. Магомед Муцольгов встретился со своим сотрудником в назрановском ГОВД:

«Я зашел в кабинет начальника назрановского ГОВД, там стоял Ахмед Котиев, сотрудники полиции и ФСБ. Я увидел четверых задержанных. Я спросил у своего бухгалтера Мурада Яндиева: "Вас били или нет?" Он сказал: "Да, меня били". После этого мне начал угрожать начальник ГОВД Тамбиев. Он приказал схватить меня. И кричал, что расправится со мной, моей семьей и моими сотрудниками».



Несмотря на угрозы, Муцольгов описал подробности этой встречи в своем блоге, рассчитывая таким образом привлечь внимание к беззаконию. Однако на ситуацию это не повлияло. 6 марта сотрудники ФСБ провели профилактическую беседу с родителями задержанных. Они предложили освободить Яндиева и других задержанных вместе с ним, если родители согласятся взять их на поруки. Согласные на любые условия родители вечером ждали освобождения своих сыновей, как им было обещано у здания ГОВД г. Назрань. Однако там им объявили, что их детей будут держать еще пять суток.

Супруге Яндиева, которая пришла передать продукты мужу, сотрудники изолятора отказали в передаче и посоветовали звонить начальству. Она позвонила Ахмеду Котиеву с жалобой на сотрудников полиции и услышала довольно странный ответ.

Рассказывает Тамара Мальцагова:

«Я позвонила Котиеву и спросила, почему мне не разрешают передать передачу мужу с едой. Ведь вы, говорю, связаны с этим делом. На что он мне сказал: "Если твой муж хочет быть свободным и живым, то пусть он сменит направленность, тебе надо было лучше следить за своим мужем"».

Эта ситуация привлекла внимание международных правозащитных организаций. На этой неделе с официальными обращениями к российским властям выступили «Международная амнистия» и ряд других правозащитных организаций.

2 марта в Магасе на встрече главы Ингушетии с блогерами присутствовали и коллеги Муцольгова. Они спросили Евкурова, справедливы ли утверждения силовиков, что давление на «Машр» и его сотрудников проводится по приказу главы республики. Евкуров ответил, что нет, силовики просто прикрываются его именем, и сделал довольно странное заявление: «Если бы я собирался "разобраться" с Магомедом Муцольговым, мне хватило бы часа. Но у него таких мыслей нет». Кто же в таком случае стоит за репрессиями в отношении сотрудников правозащитной организации «Машр»? На этот вопрос отвечает Магомед Муцольгов:

«За всем, что происходит против моей организации, из того, что я вижу, стоит Ахмед Котиев - секретарь Совета безопасности республики Ингушетия».

Ахмед Котиев отрицает все обвинения в свой адрес:

«Ложь и провокация! Ни одно слово не соответствует действительности. Причем тут я, «Машр», Муцольгов и другие?!»

Однако, если слова Магомеда Муцольгова – «ложь и провокация», то значит аресты, избиения и угрозы – это плод его больного воображения. Но, увы, так не получается, поскольку факты преследования правозащитников налицо. А факты, как говорят, вещь упрямая. Кроме того, утверждение Юнус-Бека Евкурова, что он разобрался бы с Муцольговым за час, если бы хотел, ясно показывает, что пока положение правозащитника катастрофическим не назовешь, поскольку у главы республики нет желания с ним расправиться. А если таковое намерение у Евкурова все же появится?

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG