Accessibility links

Марина Мусхелишвили – наступила новая реальность


Акция протеста активистов молодежных организаций перед зданием МВД Грузии. 9 марта 2012. Надпись на транспарантах: «Я свободный гражданин»

Акция протеста активистов молодежных организаций перед зданием МВД Грузии. 9 марта 2012. Надпись на транспарантах: «Я свободный гражданин»

ПРАГА---В студии «Эхо Кавказа» главный редактор радио Андрей Бабицкий, который продолжит обсуждение представленных в эфире тем.

Андрей Бабицкий: У нас на линии прямого эфира из Тбилиси политолог Марина Мусхелишвили. Марина, вы слышали два материала, и я хотел вот о чем спросить: президент Михаил Саакашвили в демонизации оппозиции дошел уже до какой-то крайней точки, объявив оппозицию коллективным Путиным. Ну да Бог бы и с ним, зная о его пристрастии к ярким образам. Но мы имеем дело еще и с действиями Контрольной палаты, которая ведет массовый допрос граждан на непонятных основаниях. Как вам кажется, не идет ли речь о какой-то новой кампании, скажем так, нулевой толерантности в политике, о кампании нового грузинского маккартизма?

Марина Мусхелишвили: Андрей, я не знаю, насколько ваши слушатели знакомы с законом, который был принят в декабре. Это фактически закон о запрете на политическую деятельность. Он гласит, что любой человек, любой рядовой гражданин, который выражает какие-то политические предпочтения, может подвергаться подобным преследованиям, и должен удовлетворять тем требованиям, которым удовлетворяют политические партии. Фактически это так. Закон применятся избирательно, применяется только к оппозиции, потому что, если уж приняли такой закон, то, скажем, тот митинг, который устроил Саакашвили в Телави, где он презентовал какие-то проекты, осуществляемые, в том числе, частными фирмами, Всемирным банком и т.д., все эти частные фирмы, Всемирный банк и все организации, которые инвестируют деньги, тоже должны подвергаться действию этого закона. Потому что это политическая деятельность, политическая пропаганда, и если уж этот закон действует, то Саакашвили не имеет права от своего лица говорить, что «мы тут будем строить» и т.д. и т.п. Это все политические очки в предвыборной кампании Саакашвили, записываемые за счет частных средств, так скажем. В принципе, тут речь идет, я согласна с вами, о некой новой реальности, когда любая политическая деятельность, которая раньше была нормальной, теперь становится опасной для людей, фактически это запрет на демократию. В данном случае, демократия – это ни что иное, как активное участие граждан в политике.



Андрей Бабицкий: Марина, скажите, а как далеко может эволюционировать вот эта система, до каких значений пределов она может добраться? То есть, какой характер могут приобрести преследования граждан, как вы считаете, скажем, к выборам?

Марина Мусхелишвили: Я думаю, что преследования будут расти. Если посмотреть на динамику развития демократии после 2003 года, по всем параметрам наблюдается ухудшение, и ухудшение, так сказать, стабильное, без улучшений. Эту динамику ничто сменить не может – до осенних выборов будет продолжаться нарастание террора. Я думаю, что это будет так. Кульминация будет где-то осенью, и там дальше будет видно, в каком направлении все это будет развиваться в будущем.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG