Accessibility links

Ибрагим Чкадуа: Черт, как всегда, кроется в деталях


Ибрагим Чкадуа

Ибрагим Чкадуа

ПРАГА---Отказ от проведения дебатов во втором туре выборов депутатов парламента самопровозглашенной республики Абхазия остается одной из самых острых и обсуждаемых тем в абхазском обществе. Ситуацию в интервью Дэмису Поландову комментирует журналист и фотограф Ибрагим Чкадуа.

Дэмис Поландов:
Ибрагим, вчера у нас в эфире был председатель Центризбиркома Батал Табагуа, и он заявил, что кандидаты в депутаты от «Форума народного единства Абхазии» поспешили с требованием провести дебаты во втором туре выборов. По его словам, каждый депутат получит по пятнадцать минут бесплатного времени от АГТРК, и, мол, все должны быть довольны. Но, насколько я понимаю, довольны далеко не все. Сегодня было письмо Ассоциации работников СМИ Абхазии, в котором опять говорилось, что ЦИК и АГТРК фактически отменили дебаты. Вы тоже выразили свое возмущение этим фактом. А в чем, собственно, суть претензии к ЦИКу и телевидению?

Ибрагим Ччкадуа: Черт, как всегда, кроется в деталях. В чем детали, и в чем, собственно говоря, заявление председателя ЦИКа? Дело в том, что они в первом туре провели дебаты между кандидатами, я считаю, под напором общественности, журналистов, оппозиции и т.д., чтобы все-таки соблюсти формат прямого эфира и дебатов. Провели их, может быть, с изъянами, потому что эта форма у нас давно с телевидения ушла, и поэтому она не отработана. Там много было изъянов, но это был глоток свежего воздуха. Там было много критики власти, но достаточно корректно все происходило. А во втором туре телевизионщики с подачи ЦИКа провели телефонный опрос кандидатов по поводу того, желают ли они продолжить дебаты. Многие, со слов телевизионщиков, отказались от дебатов, и поэтому им просто предоставляют по пятнадцать минут эфира. То есть правила игры несколько изменились – стали доминировать желания тех кандидатов, которые отказываются от дебатов, а не тех, кто хочет в них участвовать. Моя точка зрения в том, чтобы дебаты объявить, а тот, кто придет или не придет, это его личное дело. Но этот приход или не приход тоже будет отражаться, я так думаю, на желании избирателя проголосовать за кандидата.



Дэмис Поландов: Ибрагим, но телевизионщиков тоже можно понять – объявлять дебаты, на которые придет один человек, – это не дебаты получаются. Насколько я понимаю, сотрудники АГТРК говорили и с оппозиционными, и с провластными депутатами, и, может быть, действительно люди не хотят участвовать в дебатах?

Ибрагим Чкадуа: Я не исключаю, что не хотят. Но вот, например, оппозиционные кандидаты вчера заявление сделали, и к ним может еще кто-то присоединиться. Для меня очень важно, чтобы люди тоже знали: их кандидат хочет участвовать в дебатах или не хочет, и еще лучше, если аргументирует это. У нас эта норма не прописана законодательно, просто ЦИК должен предоставлять равные условия. Но в данном случае равные не получаются - между первым и вторым туром не получаются. Потому что в первом туре они объявили дебаты, а сейчас они объявляют их необязательными. И потом очень важная вещь: у нас на телевидении эти дебаты воспринимались не только как предвыборное явление. Очень хотелось бы, чтобы прямые эфиры, тем более, с людьми, которые не всегда говорят лицеприятные вещи о власти, имели возможность на телевидении появляться. Поэтому очень важно, чтобы сегодня на абхазском телевидении этот формат закрепился не только на выборах, но и потом имел продолжение.

Дэмис Поландов: Ибрагим, вот сейчас в «Фейсбуке» абхазские пользователи обсуждают возможность введения законодательной нормы, по которой депутаты будут обязаны участвовать в дебатах. Вы как, вообще, к этой идее относитесь?

Ибрагим Чкадуа: Это надо обдумать, но я, может быть, не в такой категоричной форме это заявлял. Это, например, насколько я знаю, во французском законодательстве предусмотрено: для тех, кто участвует в президентской гонке, дебаты обязательны. Но я, по крайней мере, эту норму указал бы в перечне действий, которые возможны в предвыборный период. Но это надо обсуждать.

Дэмис Поландов: И последний вопрос. Как вы оцениваете шансы оппозиции во втором туре? Нет ли у вас опасения, что власть использует административный ресурс, чтобы провести угодных ей кандидатов?

Ибрагим Чкадуа: Меня с самого начала пугала как раз вероятность того, что во втором туре все-таки будет задействован административный ресурс или какие-то другие уловки. И поэтому на заявления председателя ЦИКа, и на то, что делает телевидение, я смотрю как раз с той точки зрения, что это один из способов ущемить права оппозиционных кандидатов. Потому что во многих округах вышли во второй тур именно явные провластные представители и явные оппозиционно настроенные к властям. В сложившейся ситуации они не смогут встретиться тет-а-тет. И это решение ЦИКа, и это положение вещей с прямым эфиром во втором туре как раз работает против оппозиционных кандидатов. Потому что они-то как раз заявили, что готовы участвовать в дебатах, они не боятся обсуждать какие-то острые темы. А сейчас и телевидение, и ЦИК идут на поводу у кандидатов, которые хотят обойти эти острые углы. Поэтому я в этом вижу уловку против оппозиционных кандидатов, и тех, кто готов критиковать власть. Вот такое шельмование, вот такое шулерство, возможно, распространится уже и на подсчеты, и на какие-то другие инструментарии выборного процесса. Поэтому с самого начала мы хотим, чтобы не нарушались правила игры, которые в первом туре появились. Нужно зафиксировать их и закрепить.
XS
SM
MD
LG