Accessibility links

Спецпредставитель далек от идеала


Александр Ткачев на абхазском направлении имеет не самый блестящий послужной список

Александр Ткачев на абхазском направлении имеет не самый блестящий послужной список

ВЗГЛЯД ИЗ ВАШИНГТОНА---16 марта Дмитрий Медведев назначил губернатора Краснодарского края Александра Ткачева специальным представителем президента России по Абхазии. Какие последствия может иметь это кадровое решение для дальнейшего развития отношений между Москвой и Сухуми?

Лишь на первый взгляд кубанский губернатор - это просто один из руководителей субъектов РФ. Но регион региону рознь. Если на территории края находятся места отдыха для первых лиц государства, то в системе, где все определяют персональные связи, неформальный статус губернатора вырастает в разы. Не стоит забывать, что Александру Ткачеву уже через два года предстоит стать гостеприимным хозяином зимней Олимпиады в Сочи. 11 марта именно его кандидатура была внесена в краевое Законодательное собрание на утверждение в качестве старого нового главы региона. И нет никаких сомнений, что ткачевское большинство (партийная принадлежность на Кубани уже давно куда менее значима, чем лояльность первому лицу) поддержит выбор Кремля. В российском контексте все это означает не просто честь принимать очередной «праздник спорта», но и нести ответственность за реализацию политически важного проекта Владимира Путина. Ведь Сочи станет символом его возвращения на российский Олимп, демонстрацией успехов и достижений «национального лидера».

Для того чтобы за сочинский праздник было не стыдно, требуется мобилизация всех возможных ресурсов. И в этом контексте подключение абхазской инфраструктуры не стоит недооценивать. Думается, что именно это соображение было главным в решении Кремля дать Ткачеву помимо губернаторского кресла пост спецпредставителя по Абхазии, что называется, «в нагрузку». С одной стороны, резоны для такого решения очевидны. Краснодарский край непосредственно граничит с Абхазией. Многие проблемы с Кубани видны намного лучше, чем из Москвы. Однако у этой медали, как водится, есть и другая сторона. И вот ее рассмотрение показывает, что очередное «креативное» решение Кремля, мягко говоря, далеко от идеала.



Во-первых, Александр Ткачев на абхазском направлении имеет не самый блестящий послужной список. В 2004 году он принимал самое активное участие в попытках российских властей провести операцию «преемник» во время абхазских президентских выборов. И сегодня в республике многие помнят его риторику тех лет, наполненную угрозами в отношении строптивых избирателей, не пожелавших в едином порыве поддержать кандидатуру Рауля Хаджимбы. Конечно, можно сказать, что с тех пор много воды утекло. И вспомнить, как после 2004 года Ткачев многократно встречался и успешно сотрудничал с главным возмутителем спокойствия той президентской кампании Сергеем Багапшем. Однако политический стиль и философия кубанского губернатора за это время не слишком изменились. И есть основания полагать, что в случае возможных коллизий между Россией и Абхазией его реакции на сложные вызовы будут такими же, как восемь лет назад.

Во-вторых, даже вне всякого абхазского контекста кубанские реалии свидетельствуют не в пользу Ткачева. Он широко известен своими националистическими высказываниями по «армянскому», «турецкому», «курдскому» и другим вопросам. И то, что с его подачи произошло выдавливание из края месхетинских турок, заставляет относиться к нему с подозрением представителей любых малых этнических групп, включая и абхазов. Не слишком хороший шлейф тянется за кубанской администрацией и в истории попыток объединения Краснодарского края и Адыгеи, благодаря которым был актуализирован вопрос о т.н. «геноциде черкесов». Тема - крайне важная в контексте абхазско-адыгских отношений и интересов Грузии. В-третьих, введение поста спецпредставителя усложняет работу Москвы на абхазском направлении, поскольку теперь между аппаратом Ткачева и посольством РФ в Сухуми возникает дублирование функций и неизбежная в таком случае, но вряд ли нужная бюрократическая конкуренция.

Таким образом, в очередной раз федеральная власть приняла кадровое решение, ориентируясь исключительно на интересы административно-бюрократического рынка, игнорируя и этнополитический контекст, и ряд важных психологических факторов.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG