Accessibility links

Опасность прозрачности


В октябре прошлого года решение Иванишвили возглавить борьбу за смену власти вызвало на апатичном до того оппозиционном фланге эйфорию – именно потому, что с ним пришло много денег

В октябре прошлого года решение Иванишвили возглавить борьбу за смену власти вызвало на апатичном до того оппозиционном фланге эйфорию – именно потому, что с ним пришло много денег

ВЗГЛЯД ИЗ ТБИЛИСИ---Прозрачность партийных финансов – самый скандальный сюжет грузинской политики последних месяцев. Он стал главным лейтмотивом борьбы между правительством Михаила Саакашвили и его основным конкурентом – оппозиционным объединением «Грузинская мечта», созданным вокруг миллиардера Бидзины Иванишвили.

Пока обе стороны несут в основном потери – финансовые, политические и моральные. Вся история способствует еще более циничному отношению публики к политическому классу.

То, что именно партийные финансы стали камнем преткновения, совершенно логично. В октябре прошлого года решение Иванишвили возглавить борьбу за смену власти вызвало на апатичном до того оппозиционном фланге эйфорию – именно потому, что с ним пришло много денег. До того оппоненты Саакашвили списывали свои неудачи на то, что им нечего противопоставить «административному ресурсу».

Теперь ресурсы появились и у них: личное состояние Иванишвили существенно превышает государственный бюджет Грузии. Так что Мише несдобровать.

Власть, видимо, частично согласилась с этой логикой, быстро определив ответные шаги: принятое в декабре законодательство вообще запретило корпоративные пожертвования партиям, а также постаралось перекрыть обходные пути, например, приравняв к ним пожертвования связанным с партиями организациям и индивидам.

После этого Иванишвили начал искать обходные пути, а Контрольная палата, которой поручили обеспечивать исполнение новых норм, – их усердно перекрывать. Например, принадлежащий Иванишвили банк «Карту» вдруг стал давать своим сотрудникам премии в десятки тысяч лари (один лари – примерно 0,6 доллара), львиную долю которых последние сразу перечисляли его же партии. Контрольная палата сочла такие действия незаконными, и деньги пришлось вернуть. В целом штрафы, наложенные на различные юридические субъекты, принадлежащие Иванишвили, составили уже несколько миллионов лари.

Кульминации проблема достигла в марте, когда Иванишвили стал подряд открывать офисы своей коалиции в различных городах Грузии. За ним последовали сотрудники Контрольной палаты и стали снимать показания с десятков сторонников оппозиции об их финансовых отношениях с Иванишвили. Сообщения прессы и неправительственных организаций представили весьма неприятную картину: людей допрашивали в течение нескольких часов, не разрешая пользоваться адвокатом, некоторых даже заставляли раздеться. Все
стало похожим на массовое запугивание оппозиции под предлогом борьбы за прозрачность. К критике со стороны грузинских НПО присоединился и американский посол – правительство Саакашвили обычно обращает на это внимание.

Руководитель Контрольной палаты Леван Бежашвили обвинения энергично отрицает, хотя не исключает, что отдельные его сотрудники могли вести себя некорректно. Он же напоминает, что Палата оштрафовала и правящую партию. Бежашвили обещал в будущем сделать процесс более прозрачным – например, записывать все встречи с гражданами на камеру.

Поможет ли это? В какой-то степени процесс может стать более понятным для общества и легитимным. Но исходная ситуация проигрышна для обеих сторон. Как ни крути, суть проекта Иванишвили в том, чтобы переплавить миллиарды в политическую власть. Очень трудно считать такой проект приемлемым поворотом демократического процесса, особенно имея в виду, что Иванишвили все еще остается фигурой загадочной и непонятной. Его попытки обойти, в принципе, легитимные ограничения в трате финансовых ресурсов не могут вызывать симпатии у людей, для которых демократические принципы что-то значат.

Но и власти тоже очень трудно найти правильный ответ. Ее лидеры, похоже, совершенно искренне уверены в том, что Иванишвили – человек Кремля, и громко об этом говорят, хотя прямых доказательств нет. Это дает им внутреннюю уверенность, что, препятствуя его попыткам купить власть, они защищают суверенитет страны и будущее демократии.

Но при этом очевидно, что они борются и за свое собственное пребывание во власти, постоянно действуя на грани откровенно авторитарных методов. Большинство людей, которые примкнули к движению Иванишвили, сделали это просто потому, что видят в нем единственную реальную альтернативу правящей партии. Что бы ни думали о миллиардере, его движение является основным отрядом оппозиции, а отношением власти к ней измеряется ее отношение к демократии вообще.

Мне кажется, как во многих вопросах, руководителям изменяет чувство меры. Прежде всего, они преувеличивают опасность, исходящую от Иванишвили и его денег. Да, его появление вызвало эйфорию в самом начале, но в дальнейшем его пассивность, косноязычие, отсутствие позитивных идей, неумение говорить с людьми достаточно быстро привело к разочарованию. Своими резкими движениями власть, конечно, создает Иванишвили проблемы, но и позволяет ему становиться в позу жертвы и способствует впечатлению, что его боятся больше, чем следует.
XS
SM
MD
LG