Accessibility links

Звезда рыбака


«А в небе горит, горит, горит звезда рыбака…» – этот рефрен из старой забытой советской песни вспомнился мне, когда недавно, благодаря телевидению, перед глазами развернулась история поисков вышедшего в штормовое море (3-4 балла) на лодке и пропавшего сух

«А в небе горит, горит, горит звезда рыбака…» – этот рефрен из старой забытой советской песни вспомнился мне, когда недавно, благодаря телевидению, перед глазами развернулась история поисков вышедшего в штормовое море (3-4 балла) на лодке и пропавшего сух

СУХУМИ—В конце февраля в акватории Сухуми утонул рыбак. Его тело до сих пор не нашли, но уже ни у кого не осталось сомнений, что рыбака нет в живых. Между тем стали известны некоторые подробности того, как он попал в штормовое море.

«А в небе горит, горит, горит звезда рыбака…» – этот рефрен из старой забытой советской песни вспомнился мне, когда недавно, благодаря телевидению, перед глазами развернулась история поисков вышедшего в штормовое море (3-4 балла) на лодке и пропавшего сухумского рыбака Виталия Молибога.

После того, как его родственники на следующий день после исчезновения 60-летнего «любителя-рыболова» подняли тревогу, Госинспекция по маломерным судам Управления по чрезвычайным ситуациям РА, транспортная милиция, друзья пропавшего предприняли меры по его поиску в акватории Сухумской бухты. Перевернутую лодку - ту самую - на третий день поисков нашли, а самого человека - ни живого, ни мертвого - нет. На телеэкране голубело успокоившееся море, звучали сетования на то, что вот даже такой опытный рыбак может сгинуть, если пренебрегать мерами предосторожности. Конечно, сухопутные дороги ежегодно отбирают у нас гораздо большее количество жизней, но та трагедия, случившаяся 27 февраля, из-за организованных поисков, внимания телевидения вызвала немалый общественный резонанс.



И вот только сегодня из последнего номера газеты «Республика Абхазия» мне удалось узнать, прямо скажем, неприглядные подробности той истории. Под рубрикой «Спрашивали – отвечаем» редакция приводит сперва то ли письмо, то ли устное обращение некоего читателя А. Звягинцева, который начинает издалека: «Известно, что морская рыбалка всегда считалась популярным видом отдыха в Абхазии. Да и выловленная при этом живность уместна к домашнему столу». (Оцените витиеватость этой фразы). А затем интересуется, есть ли сейчас в Абхазии общества рыболовов, которые в прежние времена объединяли многих людей и содействовали упорядочению этого занятия, его безопасности. Подтолкнул читателя к этому вопросу недавний трагический случай с Виталием Молибогом. Есть ли у нас какой-либо надзор за рыболовами, спрашивает он.

Молибога уже, можно не сомневаться, нет в живых. А еще древние римляне говорили: «О мертвых – или хорошо, или ничего». Но что делать должностному лицу, в данном случае начальнику Госинспекции по маломерным судам Управления по чрезвычайным ситуациям республики Тенгизу Басария, когда газета спрашивает его об обстоятельствах дела? Не врать же…

И вот выясняется, что Молибог, опытнейший рыбак, который, кстати, работал старшим механиком на сухогрузе «Моква», «позаимствовал» лодку типа «Тузик» на специальном судне – морском кране «Черноморец», причем без ведома вахтенного дежурного судна. Причем, знал, что выход в море на лодке в такую погоду запрещен. Видимо, рыболов решил поднять ранее поставленные им – кстати, незаконно – сети в районе Маяка. Свидетели видели, как в 150–200 метрах от берега, где глубина 60–70 метров, он выбирал сети из воды. Скорее всего, лодку несколько раз накрыло волной и, в конце концов, она пошла на дно.

А председатель Общества охотников и рыболовов Абхазии Квициния так прокомментировал в газете ситуацию: «В нашу общественную организацию в основном обращаются охотники, которым мы выдаем билеты, право на отстрел дичи и зверей, решаем другие вопросы. Рыболовы к нам не обращаются. Те из них, кто стремится расставить сети и добыть улов, находятся в сфере контроля Экологической инспекции Абхазии».

Словом, трудно тут поспорить с сентенцией, что спасение утопающих – прежде всего, дело рук самих утопающих. В том смысле, что не надо создавать соответствующих предпосылок. Не надо многократно нарушать закон и лезть на рожон. Штормовое море не столь сердобольно, как многие должностные лица, которые могут и простить нарушения. Оно ничего не прощает.

Тело Молибога так до сих пор и не найдено.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG