Accessibility links

«Кремлевские чиновники повели себя как последние одесские шулеры»


Алла Джиоева

Алла Джиоева

ПРАГА---Теме югоосетинских выборов мы решили посвятить и нашу пятничную рубрику «Гость недели». Ее проведет главный редактор радио «Эхо Кавказа» Андрей Бабицкий.

Андрей Бабицкий: У нас на линии прямого эфира из цхинвальской больницы Алла Алексеевна Джиоева, лидер югоосетинской оппозиции. Алла Алексеевна, первый вопрос такой: во время этой предвыборной кампании вы не предложили своим сторонникам, а мы можем предполагать, что число их достаточно велико, ни стратегии, ни тактики. Вам не кажется, что политик, который не реагирует на такие вызовы времени, может увольнять себя из политики, что это непозволительная роскошь не реагировать на подобного рода события?

Алла Джиоева: Я бы по-другому прокомментировала это. В моей жизни был 2001 год, когда я была доверенным лицом господина Кокойты; вместе с ним я подарила обществу огромное количество обещаний: отсутствие клановости, срывание всех и всяческих масок, прозрачность бюджета, делегирование части президентских полномочий парламенту и т.д. Все эти годы я вынуждена была констатировать, что ни одно из этих обещаний исполнено не было. Это и обусловило мой конфликт с властью. И вот после длительных хождений по мукам я теперь пришла к выводу, что поддерживать кого-то на этих выборах я попросту не имею права. Во-первых, потому что я изолирована от общества, я не имела возможности контактировать с кандидатами в президенты для того, чтобы поближе узнать их стратегические направления внутренней и внешней политики. С учетом того, что селекционный отбор в Южной Осетии был очень тщательным, по всей вероятности, эти кандидатуры прошли потому, что они устраивали определенные силы. Все это вместе взятое и обусловило то, что я на этих выборах никого не поддерживаю.



Андрей Бабицкий: Алла Алексеевна, вы сказали сейчас о селекции и назвали тех, кто ее производил, «определенными силами». А почему, собственно, вы не хотите прямо указать, что некие конкретные политики, связанные с теми или иными кругами, странами, во-первых, способствовали тому, что Осетия выпала из правого поля, во-вторых – препятствовали вам как политику, в-третьих – ну, в общем, влияли и на нынешние выборы?

Алла Джиовеа: Знаете, дело-то даже отнюдь не во мне, а дело в том, что были грубо попраны права 56,7% избирателей Южной Осетии.

Андрей Бабицкий: Кем попраны, Алла Алексеевна? То, что попраны, никто не сомневается.

Алла Джиоева: Я конкретизирую: во-первых, это, несомненно, экс-президент вместе со своей кликой уходящей, и немаловажный фактор – их патроны в Москве. Моя политическая близорукость, в первую очередь, в том и проявилась, что я никогда в жизни не допускала, что высокие кремлевские чиновники могут повести себя, как я сегодня себе позволяю их определять, как последние одесские шулеры. Они именно таким образом себя и повели.

Андрей Бабицкий: Алла Алексеевна, вы сказали, что не могли общаться ни с кем из кандидатов, узнать их программы получше, и поэтому никого из них не готовы сегодня поддерживать. Но, собственно говоря, почему вы, объявив о том, что считаете эти выборы нелегитимными, не призвали своих сторонников к бойкотированию голосования?

Алла Джиоева: Мне не совсем правильным казалось устраивать в данной ситуации бойкот, потому что это способствовало бы дальнейшему разъединению югоосетинского общества, что, конечно, крайне нежелательно. И, исходя из этой политической целесообразности, я не заняла такую позицию. Более того, когда мне звонят по телефону и обращаются мои сторонники, я им говорю: вы можете реализовать свое конституционное право выбора, только хорошенечко подумайте и взвесьте, чтобы потом не испытывать запоздалые раскаяния совести.

Андрей Бабицкий: А вот этот жупел - разобщение, разъединение, раскол - чем, на ваш взгляд, он опасен? Вам не кажется, что люди должны, наверное, как-то определиться в своих политических симпатиях, определиться в каких-то правовых критериях, а приведет это к расколу или нет, не так существенно.

Алла Джиоева: Молодое государство - оно и так слабое: несформированные должным образом органы власти, отсутствие закона как такового. Еще множество атрибутов государственности, они для нас были очень важны, мы их не сумели за послевоенное время построить, и вот сейчас маленькая надежда появилась, что люди захотели встать в полный рост за свои конституционные права, и на этой волне нужно их объединить для того, чтобы добиться хоть каких-то реформ. И это был бы уже серьезный позитив.

Андрей Бабицкий: Ну, знаете, на волне понимания и борьбы за свои конституционные права объединение понятно, но на волне нарушения права – не очень. Но я хочу уже резюмировать, мы заканчиваем, Алла Алексеевна. Я хочу резюмировать все вами сказанное. Вы выступаете за то, чтобы выборы состоялись, насколько я понял, и они – некоторый способ объединения общества. Значит, все-таки косвенно, но вы в них участвуете. Вы во время второго тура, если он состоится, готовы будете поддержать кого-то из кандидатов?

Алла Джиоева: Я подумаю. В любом случае мы никогда больше не допустим такого беспредельного правления, как это было во времена Кокойты. И все силы общества мы консолидируем именно на это. То есть мы будем бороться за свои гражданские права, будем создавать гражданское общество и будем двигаться вперед. А это, я считаю, уже позитив. А кто пройдет во второй тур, какие гарантии он даст югоосетинскому обществу, не просто предвыборные обещания (на этом нас уже не проведешь), а конкретные, четкие гарантии. Вот того мы и будем поддерживать.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG