Accessibility links

В последние несколько недель прокуратура Грузии публикует различные статистические данные, свидетельствующие о снижении степени наркотизации населения страны. В частности, по ее информации, среди молодежи от 14 до 20 лет – самый опасный с этой точки зрения возраст – наркотики употребляет только 15%. К тому же в этот список входят не только наркоманы, употребляющие тяжелые препараты, но и те, кто время от времени использует легкие наркотики вроде анаши.

Разумеется, прокуратура - она на то и прокуратура, чтобы публиковать оптимистическую статистику, которую, к тому же невозможно достоверно проверить: подобные данные доступны только правоохранительным органам и различным международным организациям (в первую очередь ООН), опять же с подачи этих самых органов.
Однако при этом невозможно не заметить, что впервые за многие, не годы, а десятилетия, наркомания, наконец, стала реально уходить с улиц грузинских городов, и это заметно невооруженным взглядом. В первую очередь в глаза бросается, что на улицах, в увеселительных заведениях, да и просто в местах большого скопления людей все реже можно увидеть молоды хребят со стеклянными глазами, усиленно почесыващих носы (верный признак наркотического опьянения). Все реже можно услышать от друзей, соседей, родственников истории о смерти от передозировки, о разводе молодоженов из-за того, что муж оказался наркоманом и т.д. Разумеется, все это есть, и в большом количестве, но по сравнению с хотя бы 2007-2008 годами налицо резкий сдвиг в положительном направлении.

Поскольку прогресс на данный момент является относительным, очень важно понять, почему вдруг за каких-то 2-3 года популярность наркотиков в Грузии резко, в одночасье снизилась настолько, что это стало заметным не только для социологов, перемены ощутили и простые люди? Как такое стало возможным?

На мой взгляд, в данном случае мы имеем дело с целым комплексом причин.
В первую очередь - прошла мода. Примерно так, как уходит мода на тот или иной фасон одежды, на марки машин, целые музыкальные направления. Всякий раз какое-то новое явление становится популярным, народ бросается за ним вдогонку, потому что это современно, круто и модно. В Грузии 80-90-2000-х наркоманы вовсе не считались маргиналами – скорее наоборот, они являлись частью мейнстрима. Героин маркировал криминально-воровской стереотип поведения, а в стране, в которой целые поколения воспитывались на воровских понятиях, мода на блатняк была непреходящей. Только полный идиот мог поверить в россказни о том, что грузины начали колоться в знак протеста против советской системы. Символы грузинской наркомании – это не Джимми Хендрикс или Дженис Джоплин, а какой-нибудь ублюдочный Гога Кутаисский или Зураб Зугдидский.

Однако рано или поздно любая мода уходит: когда то или иное явление перестает быть новым и оригинальным, интерес к нему естественным образом падает.
То же самое и тут – в какой-то момент мода на тяжелые наркотики дошла до абсурда – среди грузинской молодежи наркоманов стало больше, чем тех, кто считал, что употребление наркотиков – это плохо. Колоться перестало быть модным и крутым. Наркоманы перестали нравиться девушкам, к ним стали плохо относиться друзья и соседи. Мода ушла, оставив после себя тяжелое похмелье и целое потерянное поколение.
Огромную роль в том, что болезнь начала отступать, сыграло и бескомпромиссное, повсеместное вытесение воровского кодекса. Как уже было сказано, употребление наркотиков было важным маркером криминальной модели поведения и бескомпромиссное наступление на воровскую систему вывело из употребления и ее отдельные атрибуты, такие как особая манера говорить, одеваться, стоять в полусогнувшейся позе, и, возвращаясь к нашей теме, колоться.

Не следует также забывать, что подавляющее большинство сегодняшних 17-18-20-летних ребят – это, как правило, дети наркоманов – либо излечившихся, либо действующих. Эта молодежь на своей шкуре испытала что за беда - наркоман в роли главы семейства. В 90-е годы, когда большинство из их отцов садились на иглу, им было по 5-6 лет, и в итоге, наркотики для них не имеют никакого романтического флера. Романтика исчезает напрочь, когда каждый день видишь тяжело больного человека.

И вот на этом благоприятном фоне жесткие, репрессивые меры правительства Грузии сыграли роль той самой капли, которая точит камень. В сегодняшней Грузии власти преследуют не только наркоторговцев, но и наркопотребителей, разумно полагая, что именно спрос на наркотики является основой проблемы, тогда как предложение – это всего лишь реакция рынка. Сегодня в тюрьмах Грузии за «наркотические» статьи сидят более 5000 человек – определенно, среди них подавляющее большинство – именно потребители.

Сегодня наркоман лишен какой-либо перспективы получения работы в госсекторе – разумеется, Грузия не была бы Грузией, если б не допускались исключения. Но их так мало, а в список привилегированных наркоманов попасть настолько сложно, что большинство молодых людей такую возможность даже не рассматривает – слишком далеко и слишком высоко...

Так или иначе, лед тронулся. Еще несколько лет, и Грузия по уровню наркотизации наверняка опустится до среднеевропейского уровня: то есть тяжелые наркотики – удел маргиналов, буржуазии и творческой элиты, а подавляющее большинство населения смолит травку по праздникам.

Тоже не лучший вариант, но все познается в сравнении!

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG