Accessibility links

Мне кажется один из основных показателей эффективности отдельно взятого бизнеса, или экономики отдельно взятой страны, помимо очевидных норм – четких и ясных правил игры в виде законов, малой забюрократизированности и мало-мальски поддерживаемого правопорядка - так или иначе напрямую увязан с умением организовать труд каждого работника. Каких-либо официальных статистических данных или исследований по этому поводу нет. Тем не менее, если брать за единицу измерения обычный восьмичасовой стандарт, возьму на себя смелось утверждать, что среднестатистический труженик в Абхазии (рабочий, крестьянин и т.д.) в лучшем случае работает не более четырех часов. То есть обрезает свой рабочий день наполовину, а то и больше.

Помимо многочисленных перекуров, страсти к кофе, походов по магазинам и т.д., абхазский мир знает и собственные эксклюзивные методы, как убивать время. Речь идет о посещении в разгар трудовых буден похорон, панихид и поминок.

Не бывает недели, чтобы по этой причине, мы, абхазы (вне зависимости - слесарь ты, или президент страны) два-три раза, как минимум, не отлучались бы с работы. График наших «похоронных» мероприятий настолько плотен, что человека со стороны он может натолкнуть на ложные выводы – дескать, Абхазию охватил неведомый мор. Но спешу успокоить. У нас мрут не чаще, а может, учитывая нашу генетическую склонность к долголетию, даже и реже, чем в некоторых развитых европейских странах.

«Тогда в чем секрет?» - спросите вы. Более прозорливые воскликнут: «Да как же я мог забыть! Ведь родственников у кавказцев иной раз больше, нежели у популярного певца фанатов». Однако, даже с учетом этого фактора, абхазский стандарт, по которому исчисляются родственники, не настолько растянут, чтобы иметь повод несколько раз в неделю отлучаться на похороны. Более того, не думаю, что буду оригинален, если признаюсь, что как минимум половину из тех усопших, чьи похороны я посещаю, мне не приходилось встречать при их жизни. Но я знаю их родственников. Не обязательно, чтобы вот эти родственники усопшего были моими друзьями, товарищами, соседями. Они могут быть просто знакомыми, которым я ничем не обязан. Соответственно, и они ничего мне не должны. И, тем не менее, даже простое знакомство обязывает присутствовать на мероприятии. И я в этом скорбном деле не одинок. Такое чувство, что все абхазы, забыв про работу, только и делают, что кочуют по всей стране с одних похорон на другие.

Для Абхазии это действительно стало проблемой. Бывают дни, когда из-за похоронных дел в разгар рабочего дня пустеют целые министерства и ведомства. В свое время, из-за подобных случаев президент Владислав Ардзинба вынужден был издать специальное распоряжение, запретив чиновникам под угрозой увольнения, в рабочее время отлучаться на похороны. Однако, воз и ныне там.

Правда, иногда мне приходится филонить, и какие-то похороны я пропускаю. Но когда некоторое время спустя случайно встречаешься с облаченным в траур знакомым, чьего родственника я так опрометчиво не оплакал, от стыда хочется провалиться на месте. «Ну как же так?! У меня дядя умер. Объявление об этом по телевидению неделю на всю страну крутили, а ты не пришел». Вот в этих похоронных объявлениях, двадцать лет крутящихся в эфире государственного телевидения, и заложена главная проблема похоронных похождений современного абхаза. В «дотелевизионный» период было проще. В семье, где произошло несчастье, составляли список тех, кому надо известить о случившемся горе, и этим занимались специально отряженные под это дело горевестники. Все остальные могли не беспокоиться – не терзаться сомнениями, ходить или не ходить на эти похороны. Но сейчас, когда функции горевестника взяло на себя государственное телевидение, и информация об усопшем посредством ящика входит в каждый дом, тут уж не отвертишься. Считай, что тебя официально уведомили о смерти, и ты, соответственно, просто обязан, если знаешь его родственников, посетить похороны. Эстетствующие индивиды и даже серьезные политические мужи призывают эти объявления убрать из эфира, однако легче реку Кодор пустить по новому руслу, чем справиться с похоронной рекламой.

Как говорил один бывший руководитель госканала, для того, чтобы снять с эфира «похоронки» необходимо политическое решение первого лица страны. В Абхазии уже третий президент, однако это решение никак не созреет. Сейчас только ленивый не говорит о необходимости фундаментальных реформ во всех отраслях государственной жизни, но до дела никак не дойдет. Может быть, начать с малого – отменить похоронные объявления и, соответственно, наполнить содержанием рабочий день каждого трудящегося? Ведь проблем в стране непочатый край.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG