Accessibility links

ПРАГА---Сегодня в рубрике «Некруглый стол» мы обсуждаем проблему здравоохранения и социальной защиты населения Грузии.

Кети Бочоришвили: У нас на связи из Тбилиси председатель парламентского комитета по здравоохранению и социальной защите населения Отар Тоидзе, член партии «Свободные демократы» Виктор Долидзе и жительница Тбилиси Мзия Читая. Первый вопрос я адресую Отару Тоидзе. Президент очень много говорит о реформах, в том числе и в здравоохранении. По его словам, только в этом году новейшими технологиями будут оснащены 130 больниц. Он обещает, что в ближайшем будущем в Грузии не останется ни одного пенсионера без зубов (о них позаботится государство). Говорит о единовременных пособиях при рождении третьего ребенка и последующих детей и т.д. Из уст президента прозвучала и такая цифра - число людей, охваченных медицинским страхованием, достигнет 2,5 миллионов человек. Отар, насколько гладко в самом деле идет реформирование этой системы?

Отар Тоидзе: Первое, о чем я хотел бы сказать, - это то, что касается новых больниц. Программа была начата в конце 2007 года, и она предусматривала строительство ста новых больниц. В силу некоторых обстоятельств, я имею в виду 2008 год и последующий за ним всемирный кризис, который также охватил Грузию, появились проблемы с материальным обеспечением этих строительств. И вот в конце прошлого года все возобновилось, и я считаю, что к концу этого года у нас будет более 130, а в следующем году до 153 новых больниц, большинство из которых будут полностью оснащены новой техникой. Теперь относительно пенсионеров. Мы сейчас разрабатываем законопроект о пенсиях. Пенсии у нас будут выплачиваться только по возрасту, а не по другим показателям (как инвалидность и т.д.) И наши новые пенсии – мы пока не можем похвастаться, что Отар Тоидзе

Отар Тоидзе

это много, но они вырастают в денежном своем содержании. Также к пенсиям будет привязан так называемый страховочный полис, который содержит в себе довольно внушительный пакет амбулаторных и стационарных услуг, и будет он стоить около 15 лари в месяц, которые будут полностью оплачиваться государством. 662 тысячи наших граждан старше 60 лет – это женского пола, а также 65 лет мужского пола будут получать вот эти новые страховочные полисы. А также с сентября 350 тысяч детей до шестилетнего возраста будут получать такой же страховой полис. Наши пенсионеры вместе с полисом будут получать возможность в размере 200 лари оплачивать медикаменты. То есть из этих 200 лари 100 будут выплачивать они, а остальное им будет доплачивать государство. Это то, что касается пенсионной реформы.



Кети Бочоришвили: Все это, конечно, ласкает слух, но на деле очень часто оказывается так, что люди, которые имеют медицинскую страховку, не могут получить элементарной помощи. У нас сейчас на связи из Тбилиси Мзия Читая. И мне хотелось бы, чтобы мы послушали ее историю. Мзия, вы услышали сейчас столько лестного в адрес реформ. Вот вы, как простой гражданин, ощутили это на себе?

Мзия Читая: По законопроекту я должна ждать до сентября. Значит, до сентября я могу умирать, так получается? Никакой помощи. У нас вот страховой полис – что от него? Никакой пользы нет. Я сегодня и вчера обращалась к моему лечащему врачу в поликлинике для беженцев, которая находится в Варкетили, на Калоубани, 10. Я была сегодня, вчера - и что? Они мне просто сделали укол, и больше никакой помощи не могли мне предоставить. Нет никаких привилегий. Я, например, должна ехать с одного конца города на другой - это очень далеко. Я старая, тем более, - больная, очень тяжело больная…

Кети Бочоришвили: А что вам говорят, когда вы показываете свой страховой полис?

Мзия Читая: Приняли меня, сделали мне один укол, шприц я сама приобрела, дали мне одну таблетку, и – все, до свидания.

Кети Бочоришвили: Спасибо. У меня вопрос к Виктору Долидзе. Все эти реформы, по сути, должны быть направлены на то, чтобы медицинскую помощь получали граждане, и, главное, те люди, которые живут за чертой бедности. Вы занимаетесь проблемами здравоохранения и социального страхования у себя в партии. К вам наверняка обращаются за помощью. Насколько велико количество людей, которые недовольны тем, как работает система?

Виктор Долидзе: Системный подход у руководства Грузии не существует практически. К нам в сакребуло, например, в городской муниципалитет, очень много людей приходят, я должен сказать, и элементарные здравоохранительные проблемы они не могут решать. Потому что это не системный подход. Знаете, даже та реформа, которую они называют реформой госпитального сектора, – абсолютно себя не оправдывает. Потому что они практически обязывают частные страховые кампании построить эти так называемые больницы, я бы сказал, типа Виктор Долидзе

Виктор Долидзе

амбулатории. Вы знаете о существовании 15-20 местных больниц? Я, например, не знаю. Мы, конечно, не против, чтобы, например, инфраструктурные проблемы были решены, и в том числе и новые больницы были построены. Это очень хорошо. Но если в пятизвездочную больницу не могут войти люди и элементарные здравоохранительные проблемы решать, - я думаю, что это неправильный подход. Мы не против существования частных страховых компаний, это очень хорошо, но в других европейских государствах существует государственный сектор – муниципальные госпитали, больницы. К сожалению, ни в Тбилиси, ни в регионах такого нет. Конечно, это абсолютно несистемный подход.

Кети Бочоришвили: Спасибо. Отар, вы слышали историю Мзии Читая. Судя по всему, она не такая уж и редкая в Грузии. Вопрос у меня такой: к чему все эти страхования, к чему все эти больницы, если они недоступны большинству простых людей? Почему, на ваш взгляд, такие люди, как Мзия Читая, не могут получить элементарной помощи? В чем тут загвоздка?

Отар Тоидзе: Что касается доступности - физической и финансовой. Давайте будем говорить о физической досягаемости, то есть близости больницы и амбулатории к дому. Этот вопрос практически решен в Грузии. Следующее – финансовая досягаемость. Никто не сказал, что она полностью достигнута. Мы осуществляем государственные программы для ряда заболеваний (27 государственных программ). У нас есть муниципальные заведения – это госпиталь для ветеранов, у нас есть инфекционная больница и т.д., я не буду дальше перечислять, их около 6-7 по городу. Следующее – государство выплачивает около 200 миллионов лари, именно по государственным программам, - и это общедоступно. И около 180 миллионов для частных компаний – для страхования людей. В данный момент у нас около 1,5 миллионов застрахованных людей, которые имеют полис, и которые могут обеспечить собственное здравоохранение. Еще у нас…

Кети Бочоришвили: Но почему, простите, я вас перебью…

Отар Тоидзе: Иду дальше. Следующие уровни досягаемости – это, естественно, бюрократические барьеры, которые мы должны решить, и для решения этого вопроса с первого марта заработала так называемая служба медиации, которая должна урегулировать именно те вопросы, которые очень беспокоят госпожу Мзию Читая. То есть, почему она не может получить помощь своевременно? К кому у нее претензии? К госпиталю, к лечащему врачу, к страховой компании? И поверьте мне, будут наложены довольно серьезные штрафы на тех, кто нарушает тот порядок, который будет введен по закону.

Кети Бочоришвили: То есть тут еще надо заниматься каким-то своеобразным ликбезом среди населения?

Отар Тоидзе: Это естественно, мы должны обязать лечебные компании, страховые компании, фармакологические фирмы, чтобы они этим занимались. А также медиа. Следующий уровень досягаемости – это качество. У вас есть близко больница, у вас есть деньги, нет никаких бюрократических барьеров, а в больнице у вас нет доктора той квалификации, которая вас бы устраивала. Виктор упомянул, что наши больницы похожи на амбулатории. Мы взяли и сравнили десять больниц. В 5-7 раз увеличено количество обращений. Я был недавно в одной из таких больниц в Зестафони. Там только за последние два месяца, после того как они открылись, было принято 300 родов – это против 100 за тот же период прошлого года. Это говорит о том, что у нас не только амбулатории сельского типа. Там находятся, обычно, операционные, реанимационные, приемные отделения, есть родильный блок и блок для гинекологических операций. Практически во всех есть рентгеноаппаратура, минимум по одному эхо-диагностическому оборудованию…

Кети Бочоришвили: Но насколько это все доступно?

Отар Тоидзе: Я вам говорил: люди, которые имеют при себе полис, в любой больнице могут получить медицинскую помощь по страховочному полису. Если что-либо нарушается, специально для этого создана новая служба медиации. Она должна разобраться, кто виновен в том, что калбатони Мзия не получает той помощи, которую должна получить, и почему ее направили с одного конца города в другой.

Кети Бочоришвили: Спасибо, батоно Отар. И я хотела бы спросить у Виктора Долидзе. Скажите, пожалуйста, у вас есть какие-то рычаги, с помощью которых вы могли бы помочь населению, или ваша работа заключается только в том, чтобы выявлять и критиковать такие случаи?

Виктор Долидзе: В отличие от наших коллег из «Национального движения», я иногда думаю, что мы живем на другой планете, не в Грузии. Потому что доступность – это очень серьезная проблема. Более 70% населения, имеют они страховку или не имеют, – это значения не имеет, - для них это недоступно. Это то, что я знаю. К сожалению. И поэтому говорю, что это самая большая проблема системы, я имею в виду здравоохранительную и социальную. Насчет страховки, например, - это хорошо продуманная коррупционная схема, мы ее называем коррупционной пирамидой. Например, в течение 2008-2010 годов 300 миллионов лари было перечислено страховым компаниям, и только 150 из них дошли до так называемых бенефициариев, которые практически не смогли воспользоваться страховкой. О какой социальной и здравоохранительной системах можно говорить? Эти люди практически ежедневно идут к нам, просят помощи. Я до этого был председателем комиссии по здравоохранению и социальным вопросам. С самого начала я сказал, что вопрос, который касается социальной и здравоохранительной проблемы в тбилисском муниципалитете, надо чтобы был деполитизирован. У нас было очень много проектов, мы вели консультации с мэром города Тбилиси и другими нашими коллегами, даже с «Национальным движением». У нас никаких проблем с этим не было. Но как они ответили? Где-то через полтора года они сняли с должности меня, Зуру Абашидзе, так как мы нашли общий язык с Бидзиной Иванишвили. Вы можете представить – все в этой стране политизировано. Никто не думает о том, как можно эти проблемы решать. Вот это очень досадно. И, к сожалению, я не вижу никакой перспективы, во всяком случае при президентстве Саакашвили, чтобы такие вопросы решать.

Кети Бочоришвили: Спасибо. Но это очень серьезные обвинения. Буквально два слова я не могу не дать батони Отару. У вас есть что-нибудь возразить?

Отар Тоидзе: О чем можно говорить? Существуют параметры, можете посмотреть динамику. Мы начали с бюджета, когда на здравоохранение в течение года тратилось 50 миллионов лари, сейчас мы тратим около 400 миллионов. И на весь социальный сектор с медициной у нас было около 250 миллионов, сейчас у нас 1 миллиард 800 миллионов. Можно, конечно, сказать, что эти деньги коррупционные, но это, естественно, не так.
XS
SM
MD
LG