Accessibility links

Илларион Аргун, как он есть


Так получилось, что я узнал о существовании этого человека только после его повторного назначения главой Нацбанка и при знакомстве без всяких задних мыслей предложил ему, поскольку широкая общественность его не знает, профигурировать в газете «Эхо Абхазии

Так получилось, что я узнал о существовании этого человека только после его повторного назначения главой Нацбанка и при знакомстве без всяких задних мыслей предложил ему, поскольку широкая общественность его не знает, профигурировать в газете «Эхо Абхазии

СУХУМИ--В общественно-политическом пространстве Абхазии набирает обороты скандал, связанный с заявлением пресс-службы Банка Республики Абхазия, в котором содержатся «предупреждение» в адрес абхазского политолога, директора фонда «Гражданская инициатива и человек будущего» Лейлы Тания и сообщение, что Банк обратился в Генпрокуратуру РА с письмом, в котором просит о возбуждении уголовного дела по факту клеветы против редактора «Нужной газеты» Изиды Чаниа.

Поскольку обе конфликтующие стороны уже не раз публично высказались, у нас есть прекрасная возможность сопоставить их аргументы. Ведь хорошо известно, что, выслушав только одну сторону, какими бы сверхубедительными и логичными ни выглядели ее доводы (а вдруг это все ложь?), сделать объективное заключение невозможно.

Итак, как говорится в заявлении пресс-службы Банка, «5 марта 2012 г. на телевизионных дебатах на Абхазском государственном телевидении кандидат в депутаты в Народное собрание республики Абхазия Тания Лейла Ибрагимовна позволила себе нелицеприятные высказывания в адрес председателя Банка Абхазии Аргуна И.Ш. Она заявила, что Аргун И.Ш. имеет отношение к семейному банковскому бизнесу, и потребовала создать экспертный совет по борьбе с коррупцией, косвенно обвинив Аргуна И.Ш. в коррупции».



Но это «косвенное обвинение» вызвало столь яростную реакцию Иллариона Шамаховича, что, как спустя две недели, 20 марта, писала «Нужная газета» со ссылкой на источник в Банке РА, в несколько коммерческих банков строго конфиденциально были направлены запросы с требованием предоставить информацию о счетах фонда «Гражданская инициатива и человек будущего». Причем, как пишет газета, у фонда не было и нет долгов перед государством, а к «миллионным должникам» Банк не проявляет интереса.

В той же небольшой заметке «Мальбрук в поход собрался» в «Нужной газете» говорится, что вскоре после «второго пришествия» из Гагры в 2005 году И. Аргуна на должность председателя Нацбанка РА (ныне Банк РА) вышел указ благоволившего к нему президента С. Багапша о безвозмездной передаче коммерческому банку «Гагра-банк» здания, в котором он располагался тогда и находится поныне. По мнению высокопоставленного работника Генеральной прокуратуры, по понятным причинам пожелавшего остаться неизвестным, данный указ является беспрецедентным – в мире нет такой практики, когда государственное имущество, по закону не подлежащее приватизации (на тот момент оно находилось на балансе Национального банка Абхазии), фактически было подарено коммерческой структуре.

Так вот, прошу обратить внимание, что в заявлении пресс-службы Банка, написанном с помощью весьма характерной лексики (обвинения, «возмутительные по своему цинизму» и т.д.) нет ни слова возражения против приведенных утверждений – о «срочной» проверке счетов фонда и подаренном в свое время КБ «Гагра-банк» здании. То есть все правда?

Весь упор в заявлении делается на два утверждения, которые действительно документально нельзя обосновать. (Есть такая «пограничная зона истины»). Во-первых, Аргун категорически возражает против того, что был смещен со своего поста в 90-е президентом Владиславом Ардзинба за имевшие место нарушения, и направляет в Апсныпресс «для ознакомления и публикации Указ президента РА «Об освобождении Аргуна И.Ш. от обязанностей и.о. председателя Национального банка Республики Абхазия», в котором указывается о выражении благодарности за проделанную работу» (привожу текст с сохранением стилистики). Послушайте, но мы же не дети малые, и прекрасно понимаем, как обычно обставляются указы об освобождении от работы, как их «смягчают» и как «сластят пилюли». Владислав Ардзинба много раз снимал руководителей разного ранга, и все прекрасно знали, что делал он это вовсе не от того, что был в восторге от их работы, но лишь однажды разозлился настолько, что одного из премьеров снял с поста с формулировкой «за недостатки в подготовке к зиме».

По тому же формальному признаку пресс-служба Банка опровергает и негодует: «Являясь председателем Банка Абхазии, Аргун И.Ш. не занимает каких-либо других должностей и не имеет отношения к бизнесу». Естественно, не занимает, кто бы сомневался! Но как будто мы дети малые и не знаем, как это сплошь и рядом делается на постсоветском пространстве, когда люди реально руководят объектами, оформленными на жену, невестку, зятя, племянницу и так далее? Собственно, эти претензии к Иллариону Аргуну звучат еще с середины нулевых годов…

Как личность он давно уже не представляет для меня загадки. В одном из своих произведений Фазиль Искандер, описывая поведение чиновника от литературы то ли в конце 50-х, то ли в начале 60-х годов прошлого века, использовал гениальную фразу: тот «забился в падучей гнева». При этом люди с подобным складом мышления обычно бывают не способны элементарно просчитать последствия своих слов и поступков. Зато с избытком у них самомнения и чувства собственной непогрешимости.

Так получилось, что я узнал о существовании этого человека только после его повторного назначения главой Нацбанка и при знакомстве без всяких задних мыслей предложил ему, поскольку широкая общественность его не знает, профигурировать в газете «Эхо Абхазии» под рубрикой «Абхазия в лицах» (фотопортрет и ответы на вопросы интервью-анкеты). Причем объяснил, что под этой рубрикой появлялись и многие высокопоставленные чиновники. Но Илларион Шамахович, возникло впечатление, на это обиделся. Он как-то нахохлился и начал говорить, что является вообще-то четвертым лицом в государстве… И что его и так вся республика знает (обычно такие люди путают свой круг общения с широкими массами).

Разговор наш происходил в его рабочем кабинете летом 2006-го, а встречу организовал один мой знакомый сотрудник Нацбанка, который рассчитывал, что я напечатаю в «Эхо Абхазии» «отповедь» без подписи против публикации в той же «Нужной» «Гагрские интересы главного банкира страны». Но я объяснил Аргуну, что это возможно при следующих обстоятельствах: если «отповедь» откажется печатать «Нужная» (а туда обиженный главный банкир и не думал обращаться), и если она будет состоять не из «разоблачительных характеристик» и поношения оппонентов, как сейчас, а из возражений по существу дела. Ведь на главное обвинение «Нужной», что Илларион Шамахович ловко устроился, руководя главным банком страны, а руководство коммерческим банком «Гагра-банк» передав сыну, в «отповеди» нет ни словечка… И. Аргун на это промолчал.

Собственно, вся эта буча тогда поднялась из-за жалоб другого банкира, Михаила Чалмаза, на то, что Гагрское отделение банка, которым он руководил, очень успешно развивалось до тех пор, пока Илларион Аргун, используя подвластные ему рычаги, не стал вытеснять его из района в пользу «Гагра-банка». Осенью того же года разговор на эту тему с участием Чалмаза состоялся в бизнес-клубе «Сухум», который потом осветил в газете. Когда через пару недель мы случайно встретились с Илларионом Аргуном перед началом Экономического форума в Пицунде, из его рта полился поток брани и угроз – начиная с того, что он «скажет все» во время своего выступления на форуме (?), и заканчивая тем, что собственноручно пристрелит меня из пистолета. В Сухум я вернулся с твердым намерением подать соответствующее заявление в Генпрокуратуру, но некоторые члены бизнес-клуба отговорили. Они еще надеялись сохранить нормальные отношения с председателем Нацбанка, который может дать кредит, а может не дать... Напрасно надеялись.

В июле 2007 года я не преминул, тем не менее, рассказать об этом эпизоде в качестве свидетеля на суде, в ходе которого Нацбанк, то бишь Илларион Аргун, решил взыскать полмиллиона рублей в возмещение морального вреда с редакции газеты «Чегемская правда». Дело в том, что наряду с другими в ходе процесса обсуждалась такая фраза из публикаций «Чегемской правды». Один из ее сотрудников утверждал, что когда он обратился по телефону к Аргуну с каким-то вопросом, тот ему отрезал: «Если бы в стране была нормальная власть, вашу газету давно бы закрыли!». Аргун категорически отрицал, что говорил такое. И я в качестве косвенного подтверждения вспомнил, как в Пицунде Илларион Шамахович кричал мне, что надо немедленно закрыть «Нужную», «Чегемскую правду» и «Эхо Абхазии»… Каюсь, до меня не сразу дошло, почему он так упорно отрицал сказанное сотруднику «ЧП». А ведь там все дело было в словах: «Если бы в стране была нормальная власть», вот чего он испугался.

После моего выступления на суде мне передали, что Илларион Шамахович хотел бы пригласить меня в ресторан и мирно все обсудить. Я попросил передать ему вежливый отказ, а собеседнику сказал, как говорят в таких случаях, что не только за один обеденный стол с ним не сяду, но и…

А еще в ходе того суда не раз ставился, но так и повис в воздухе вопрос, на который журналисты полтора года до этого пытались добиться ответа во всех инстанциях, в том числе и в Нацбанке: «Так кто же состоит в списке учредителей "Гагра-банка"?» Молчали почему-то в ответ, как партизаны на допросе.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG