Accessibility links

Тамаз Кецба: «Национальный банк, на мой взгляд, остался вне контроля»


Сухуми

Сухуми

ПРАГА--СУХУМИ--В четверг в абхазской столице у местного «Амра-банка» прошла акция поддержки руководства этого учреждения. Выступавшие заявили, что «Амра-банк» подвергается гонениям со стороны Нацбанка уже долгое время, и потребовали их прекратить. Сейчас у нас на прямой связи юрист Тамаз Кецба, который защищает интересы «Амра-банка».

Дэмис Поландов:
Тамаз, такое ощущение, что своей реакцией на заметку в «Нужной газете» Илларион Аргун открыл ящик Пандоры: его уже обвинил и в коррупции, и в наступлении на свободу слова. Сегодня вы были ведущим митинга у «Амра-банка». Вы могли бы кратко перечислить ваши претензии в адрес Нацбанка?



Тамаз Кецба: Вы знаете, Абхазия переживает такой период, когда многие процессы, с которыми мы сейчас сталкиваемся, уже пройдены в других регионах бывшего советского пространства. Мне хотелось бы надеяться, что мы начинаем делать первые шаги в борьбе с коррупцией, в сторону установления каких-то демократических принципов управления государством и т.д. То есть то позитивное, что декларируется в таких высоких документах, как Конституция и всякого рода декларации о независимости и т.д. Ну и, естественно, на этом пути встречается очень много проблем, эти проблемы усугубляются еще и субъективными отношениями между людьми. По моему глубокому убеждению, поскольку я имел возможность работать, в том числе и в банковской сфере, я мог убедиться, что по отношению к Михаилу Чалмаз со стороны председателя Национального банка на протяжении ряда лет демонстрируется личностное отношение, конфликт. Видимо, в свое время была конфликтная ситуация, и это все продолжает сказываться. Михаил Чалмаз руководил сначала «Гарант-банком», откуда вынужден был уйти в 2007 или 2008 году. Спустя короткое время он смог создать новую кредитную организацию под названием «Амра-банк», и началась практически та же самая история: бесконечные проверки, бесконечные предписания, постоянные ограничения деятельности, что, в общем-то, поставило банк на грань выживания. На сегодняшний день «Амра-банку» запрещена основная функция, за счет которой существует коммерческая, кредитная организация, – это кредитование. Поэтому, конечно, ситуация, что называется, дошла до своего предела. Несмотря на то что много было попыток, и были попытки ряда уважаемых людей из общества урегулировать эти отношения, к сожалению, это не находит понимания у господина Аргуна, и ситуация продолжает нагнетаться.

Дэмис Поландов: Тамаз, у меня еще один вопрос. Я в последние дни говорил со многими на эту тему. И вчера мне, в частности, написал, видимо, один из сотрудников Нацбанка. Я могу процитировать, что он мне написал. Он сказал, что, и заметка в «Нужной газете», и выступление политолога Лейлы Тания, и митинг, – это попытки перенацелить внимание общества в сторону от банкира, провоцирующего банковский кризис в стране, целью которого является оказание информационного давления на Нацбанк. Вот вы говорите об уважаемых людях. Если у «Амра-банка» есть проблемы с Нацбанком, может, их стоит решать в судебном порядке, а не путем привлечения общественности?

Тамаз Кецба: Мне как юристу понятна суть вопроса, который вы сейчас задали. Законодательство, которое существует в Абхазии, практически идентично российскому… Другое дело, что это законодательство в чем-то работает, а в чем-то не работает. То есть у любого председателя Национального банка, в том числе у Аргуна, есть очень большая амплитуда, то есть большой выбор, набор карательных средств, ограничительных санкций по отношению к банку, в случае если возникает необходимость, и выявлены какие-то нарушения в деятельности банка. Этот люфт, эта амплитуда достаточно большая. Проблема в том, что, на мой взгляд, эти меры, которые используются в отношении «Амра-банка», несимметричны тем нарушениям и тем недостаткам, которые выявляются. Причем, должен вам сказать, что проверкам, которым подвергается «Амра-банк», наверное, не подвергается ин один банк в Абхазии. А с другой стороны, за самим Национальным банком - то, о чем мы сегодня говорили на «круглом столе», - по моему глубокому убеждению, есть органы, которые должны как бы определять политику в банковской сфере, – это Национальный банковский совет, который должен работать. Он фактически формально существует, то есть по факту его нет. Есть какие-то люди, которые числятся просто в этом совете. А между тем на этот важный орган возлагаются серьезные функции – определение политики в целом в банковской сфере. И по общей констатации, которая была сегодня зафиксирована на «круглом столе», парламент практически все эти годы не оказывал никакого серьезного определяющего влияния на политику Национального банка в области кредитной политики или в области денежного обращения и т.д. и т.д. На самом деле, Национальный банк, в общем-то, на мой взгляд, остался вне контроля со стороны органов власти.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG