Accessibility links

Депутат против президента


Представляющий оппозицию, депутат грузинского парламента, лидер фракции «Картули даси» Джонди Багатурия сегодня на пленарном заседании парламента вновь вернулся к темам коррумпированности президента и членов его семьи и создания специальной временной коми

Представляющий оппозицию, депутат грузинского парламента, лидер фракции «Картули даси» Джонди Багатурия сегодня на пленарном заседании парламента вновь вернулся к темам коррумпированности президента и членов его семьи и создания специальной временной коми

ПРАГА---Представляющий оппозицию, депутат грузинского парламента, лидер фракции «Картули даси» Джонди Багатурия сегодня на пленарном заседании парламента вновь вернулся к темам коррумпированности президента и членов его семьи и создания специальной временной комиссии по расследованию фактов коррупции в высших эшелонах власти. Сегодня Джонди Багатурия герой рубрики «Гость недели».

Кети Бочоришвили: Все последнее время вы посвящаете сбору информации, которая, по вашему мнению, свидетельствует об участии президента Грузии, его семьи в коррупционных сделках. Вы говорите об этом вслух с трибуны парламента, и порой ваши утверждения настолько существенны, что требует серьезных доказательств. Они у вас есть по каждому конкретному обвинению?

Джонди Багатурия: Да, естественно. Сегодня я предоставил парламенту 120 страниц доказательных документов о том, что президент и его семья замешаны в коррупции, что члены семьи президента стали богаче, гораздо богаче, чем были раньше. Например, я предоставил документы, доказательства, из которых явствует, что президент получил незаконным путем миллион сто тысяч лари, которые не внес в декларацию, – это уже нарушение закона и криминального кодекса Грузии. Автоматически должно возбудиться дело против президента. Также я предоставил факты и доказательства о незаконном имуществе президента. Также предоставил список восемнадцати высших учебных заведений, которыми владеет мать президента. И, естественно, другие документальные доказательства, которые гласят, что президент Грузии сам коррумпирован, является главой элитарной коррупции в Грузии, и что его семья разбогатела, используя президентский статус Михаила Саакашвили. В том числе мы предоставили документы, которые подписывает президент, по которым государственное имущество переходит во владение членов его семьи, в том числе матери и других членов семьи президента.



Кети Бочоришвили: Ну, хотя бы об одном расскажите случае, на ваш взгляд, наиболее вопиющем.

Джонди Багатурия: Например, в 2009 году Ассоциация классической музыки, которую учредили три человека – жена президента, мать президента, и мать жены президента, получила 446 тысяч лари в подарок от фонда «Карту» – это фонд Бидзины Иванишвили. А в 2010 году из того же фонда та же Ассоциация классической музыки получила уже 656 тысяч лари, в сумме – миллион сто тысяч
лари. Антикоррупционный закон Грузии гласит: президент, член парламента, министр или члены их семей не имеют право брать подарок стоимостью свыше одной тысячи лари. Они же получили 1 100 000 лари. Это уже нарушение криминального кодекса, это уже нарушение антикоррупционного законодательства. И второе нарушение: президент постарался скрыть эти незаконные подарки и не внес их в декларацию, в которой мы все, должностные лица, декларируем свое имущество и свои прибыли, которые, естественно, у нас законные. Дальше. Президент за время своего пребывания на посту получил 736 тысяч лари прибыли. У него на счету до сих пор лежат 440 тысяч лари.
Получается, что президент за эти 10 лет потратил 230 тысячи лари, а приобрел имущества на миллион лари. Понимаете? Дома, земли и другое имущество, которое внесено в декларацию.

Кети Бочоришвили: А из каких источников вы получаете эту информацию, насколько достоверной ее можно считать?

Джонди Багатурия: Все, о чем я говорю, это предоставленные документальные доказательства. Например, выписки из Гражданского реестра, где прямо указывается, кто владелец конкретного имущества, кто владеет конкретным бизнесом, и кто сколькими процентами владеет в этом бизнесе.

Кети Бочоришвили: Но вам не кажется, что если Гражданский реестр предоставляет вам спокойно эту информацию, то там нет никакого криминала.

Джонди Багатурия: Дело в том, что до тех пор предоставляли, пока не узнали, что мы над этим работаем. 29 февраля, на второй день после того, как я выступил в парламенте, где прошли дебаты между мной и президентом, Ассоциация классической музыки внесла в реестр требование изменить информацию о владельцах организации, и в тот же день данные были изменены. У нас на руках оказались два документа. Один - старый, который гласит, что учредители – это жена президента, мать жены президент и мать президента. А в другом документе все эти данные исчезли. Понимаете?

Кети Бочоришвили: Батоно Джонди, многие политики утверждают, что в Грузии посеяна атмосфера страха, и люди предпочитают не высказывать вслух свое мнение. А вы не боитесь?

Джонди Багатурия: Нет, я не боюсь.

Кети Бочоришвили: А почему?

Джонди Багатурия: В чем разница между человеком, который боится, и тем, кто не боится? То, что должно произойти, все равно произойдет. Просто один будет выглядеть напуганным в этот момент, а другой будет выглядеть хорошо – не напуганным, и все.

Кети Бочоришвили: Ну, будем считать, что нас удовлетворил ваш ответ. И последний вопрос. Вы надеетесь, что правоохранительные органы услышат ваш голос? Иначе, зачем бы вы выступали с трибуны, правда? Вы именно этого и требуете. И вы думаете, ваши выступления возымеют действие, или вам достаточно сделать публичным достоянием эти факты для того, чтобы, скажем, подпортить имидж президента перед предстоящими выборами?

Джонди Багатурия: Во-первых, я по закону должен публично выступить, когда знаю о конкретных нарушениях закона. Я это сделал. Во-вторых, мы сегодня в парламенте уже обсуждали вопрос создания парламентской комиссии, которая будет расследовать дела коррупционной деятельности президента, его семьи, членов его политической команды и высших должностных лиц. И парламент проголосовал против создания этой комиссии. Тут уже явно видно, что президент пошел против создания такой комиссии, которая могла бы, если он прав, доказать его некоррумпированность. Но они пошли против. Во-вторых, вчера мы пригласили министра юстиции, который руководит Генеральной прокуратурой, и министра внутренних дел, который руководит Департаментом конституционной безопасности, и которые должны работать против элитарной коррупции, на правительственный час, где они должны были отвечать на наши вопросы, в том числе и на вопрос, почему до сих пор (уже прошло несколько недель после моего заявления) не было возбуждено уголовного дела против президента. Но мы хорошо понимаем, что имеем дело с коррумпированным режимом. И в этом государстве коррумпирован не только президент, что он лишь руководит этим коррумпированным кланом. Естественно, мы понимаем, что дело против президента Генеральная прокуратура так легко не возбудит – не посмеет, но мы должны давить на политические вопросы, давить на президента, чтобы он прекратил свою коррумпированную деятельность, и отстранить президента – это программа максимум, естественно. А программа минимум – чтобы международное сообщество и грузинское общество знали, что государством правит коррумпированный режим, и что самый главный коррупционер в государстве – это президент Саакашвили.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG