Accessibility links

Южная Осетия: самое интересное впереди


Второй тур выборов пройдет в Южной Осетии 8 апреля

Второй тур выборов пройдет в Южной Осетии 8 апреля

ВАШИНГТОН---В Южной Осетии прошли повторные президентские выборы. Однако голосование 25 марта не выявило победителя. Для определения главы республики потребуется второй тур. Какую политическую роль сыграла и еще сыграет нынешняя президентская гонка? И какие уроки из всей этой истории извлекла для себя Россия, политический патрон непризнанного образования? Об этом рассказывает политолог Сергей Маркедонов.

Когда в феврале нынешнего года Алла Джиоева была «выключена» из югоосетинской игры, казалось, что вместе с этим умерла интрига политического процесса в непризнанной республике. Бывшие и нынешние (так сказать, переходные) власти Южной Осетии обнаружили консенсус относительно перспектив лидера оппозиции. Кремль всю эту операцию публично не благословлял, однако же и противостоять ей сильно не пытался. Отношение Москвы к Джиоевой было яснее ясного хотя бы потому, что на ее настойчивые просьбы о встрече никто из высокого кремлевского начальства ни разу не прореагировал. После госпитализации главного возмутителя югоосетинского спокойствия, то есть фактического ее помещения под мягкий домашний арест, заработала административная машина, которая допустила до выборов кандидатов, ранее не замеченных ни в каких революционных действиях. Четверка участников повторной президентской кампании была в большей или меньшей степени связана с властью. Пожалуй, только коммунист Станислав Кочиев мог претендовать на статус умеренного оппозиционера.



Однако парадокс заключается в том, что после всех упомянутых выше комбинаций выборы совсем не превратились в скучное зрелище, в котором бы претенденты соревновались друг с другом в соответствии с канонами пресловутого соцреализма. То есть, когда хорошее борется с очень хорошим. Определенная интрига в югоосетинской политике сохранилась и с выходом из игры Джиоевой. Во-первых, лидер оппозиции осталась незримым участником кампании. Стоит обратить внимание, что вся четверка участников, кто в большей, а кто в меньшей степени, обращались к персоне поверженного политика. И при этом ни Леонид Тибилов, ни Давид Санакоев, ни два других претендента, выбывших из борьбы после первого тура, не пытались позиционировать себя путем противопоставления Джиоевой. Напротив, у каждого нашлись для оценки лидера оппозиции добрые слова. Победитель первого тура экс-председатель КГБ республики и вовсе признал, что потенциал Аллы Джиоевой должен быть востребован. Во-вторых, каждый из претендентов на президентское кресло старался, насколько это возможно, дистанцироваться от Эдуарда Кокойты и его команды. Слова о необходимости общественно-политического обновления произнесли все.

В-третьих, рука Москвы на этот раз играла не так топорно. И в этом плане нельзя недооценивать роль и значение такого игрока, как временно исполняющий обязанности президента республики Вадим Бровцев. Собственно говоря, он и сыграл роль этой самой руки в повторном голосовании. С одной стороны, «переходная власть» попыталась избавиться от тех, кто «раскачивает лодку». Инаугурация Джиоевой была сорвана, а ее соратники и сторонники запуганы. Но с другой стороны, «временный президент» предпринял немалые усилия для того, чтобы генпрокурор республики Таймураз Хугаев, одна из важнейших фигур в команде предыдущего президента покинул свой пост и ушел в «добровольную отставку». То есть фактически реализовал на практике один из важнейших пунктов компромиссных соглашений, заключенных в декабре прошлого года властью и оппозицией. В самый же канун выборов был сделан еще один сюрприз - выписка Аллы Джиоевой вкупе со смягчением позиции «компетентных органов» по отношению к ней.

Наверное, повторение грубых приемов в работе Москвы и ее «рук» в республике вполне возможно. Однако на сегодняшний день невозможно игнорировать имеющиеся в Южной Осетии протестные настроения. Отсюда и попытки использовать более тонкие настройки. И желание отгородиться от наследия второго президента республики. В этом плане мы можем говорить об извлечении, правда, весьма ограниченном, некоторых уроков из внутриполитического кризиса в непризнанной республике. Впрочем, история с выборами еще не закончена. И она не закончится 8 апреля, в день голосования во втором туре. Самое интересное не только для Южной Осетии, но и для ее московских кураторов начнется тогда, когда победитель кампании начнет выстраивать свою систему власти, в которой далеко не всем представителям «коллективного Кокойты» может найтись место.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG