Accessibility links

В ожидании нового спикера


Нугзар Ашуба, и вице-спикеры Ирина Агрба, Сергей Матосян проиграли во втором туре

Нугзар Ашуба, и вице-спикеры Ирина Агрба, Сергей Матосян проиграли во втором туре

СУХУМИ--Сегодня, в понедельник, пожалуй, главной темой для обсуждения в абхазском обществе было завтрашнее организационное заседание сессии нового состава Народного собрания – парламента Абхазии, начало которого намечено на двенадцать часов в зале заседаний Кабмина. Многие наблюдатели, в том числе, конечно, и в журналистском сообществе, предвкушают интересное зрелище и драматичную борьбу за места спикера и вице-спикеров. Во-первых, памятуя о таком же заседании пять лет назад (тогда, впрочем, спикерство Нугзара Ашуба практически не обсуждалось, а вот вокруг кандидатур вице-спикеров было сломано много копий). Во-вторых, учитывая, что никто из руководства прежнего созыва в новый не прошел: и Нугзар Ашуба, и вице-спикеры Ирина Агрба, Сергей Матосян проиграли во втором туре, а третий вице-спикер не баллотировался; то есть по-любому надо избирать из новых.



Кое-кто, впрочем, возражает: а может быть и так, что все уже решено, депутаты придут, быстренько проголосуют без альтернативы и разойдутся. И приводит в подтверждение такого варианта следующее. Почему, мол, поначалу распространилась информация, что это заседание состоится 10 апреля, и это прозвучало в различных СМИ, а потом дату перенесли на неделю вперед? Не потому ли, что президент и большинство депутатов уже согласовали кандидатуру, которую он будет выдвигать на должность спикера, и решили: а зачем тянуть время? До этого, говорят, к Александру Анквабу являлось много ходоков, предлагавших самые разные кандидатуры депутатов-абжуйцев, а потом якобы пришла группа представителей Абжуйской Абхазии, или как их еще называют, очамчырцев, и заявила, что, поскольку среди выходцев из этого региона нет подходящей кандидатуры, мы, мол, согласны на то, чтобы этот пост занял представитель Бзыбской Абхазии. Можно не сомневаться, конечно, что это были провластные представители, так как оппозиционеры активно настроены сейчас на избрание спикером лидера партии «ФНЕА» и выходца из Абжуйской Абхазии Рауля Хаджимба.

В последние один-два дня в самых разных компаниях уже уверенно называют это «согласованное» имя – Валерий Бганба. В первой половине нулевых годов он работал главой Администрации Гагрского района и во время выборного кризиса 2004 года поддерживал «хаджимбистов». Когда после прихода к власти президент Багапш постепенно сменил всех глав районных администраций на своих людей, Бганба продержался на том посту дольше всех, был снят после упорной борьбы за него «хаджимбистов» и в парламент созыва 2007 года прошел однозначно как оппозиционный депутат. Последнее обстоятельство позволяет рассматривать его как компромиссную фигуру, хотя о степени оппозиционности его в последние годы говорить не берусь. Но все рассуждают о нем как о человеке взвешенном и опытном. Прошлым летом Валерий Рамшухович был награжден орденом «Ахьдз-Апша» второй степени.

Наверняка кто-то заметит мне: а зачем говорить о человеке в связи только со слухами о его намечаемом выдвижении на пост? Отвечу так. Дело даже не в том, что такие слухи в Абхазии имеют обыкновение сбываться. Даже если они не сбудутся, сегодняшнее активное обсуждение данной еще не состоявшейся новости уже стало, так или иначе, фактом общественной жизни в республике.

При этом склоняюсь к мысли, что острой борьбы и бурных прений на завтрашнем заседании сессии все же не избежать. Почему бы сторонникам Рауля Хаджимба не попытаться все же провести его кандидатуру? Тем более что внутриполитическая ориентация многих новичков в парламенте, которые будут участвовать в голосовании, общественности пока далеко не ясна. И тем более, что в руках у его сторонников сейчас такой чрезвычайно важный для абхазских реалий козырь, как, назовем его так – региональный баланс. Не секрет, что в Абхазии уже давно тщательно отслеживают паритет в руководящих кадрах между бзыбцами и абжуйцами. Теперь же может возникнуть резкий крен в пользу первых. Ведь к ним относятся и президент Анкваб, и премьер-министр Лакербая, и председатель Верховного суда Мушба. А если еще добавится и спикер…

Некоторые из моих сегодняшних собеседников, в их числе, конечно, и представители неабхазского населения, возмущались: ну, сколько можно держаться за эти примитивные настроения – «наш» или «не наш», за этот «районный патриотизм»? Я им возражал: для меня это тоже все чуждо, но давайте учитывать, что так устроено большинство населения, и отнюдь не только в Абхазии; игнорировать эту чувствительную для множества людей тему нельзя просто для того, чтобы не обострять данное противопоставление одних другим.

Один мой собеседник, бзыбец по происхождению, что, наверное, многое объясняет, заметил мне сегодня, что Валерий Бганба – не гудаутский, а гагрский. Какая разница, ответил я, ведь при подсчете «регионального баланса» это воспринимается как одно и то же – «бзыбец». Кстати, он родом из села Бзыбь. А еще собеседник напомнил, что в канун президентских выборов 2009 года возник крен в другую сторону: и Сергей Багапш, и Рауль Хаджимба, и Беслан Бутба, и Виталий Бганба были абжуйцами. Но это, возразил я, сложилось стихийно, и потом к ним в качестве кандидата добавился Заур Ардзинба, в том числе, как решили многие, и для того, чтобы среди кандидатов фигурировал и представитель Бзыбской Абхазии.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG