Accessibility links

«Ничего не изменилось, наоборот – добавилось коррупции»


СУХУМИ---Президент Александр Анкваб обещал бороться с коррупцией. Как вы считаете, что-то изменилось в этом направлении? Стало ли меньше коррупции в стране?

Светлана Викторовна: Мне кажется, что это неистребимо пока что.
Женщина: Не только у нас, но и во всем мире неистребимо.
Анаид Гогорян: А почему, как вы думаете?
Светлана Викторовна: Видимо, человеческая сущность такая. Деньги идут, хочется себе их побольше. Не знают, сколько нужно для хорошей жизни денег… Мне кажется, сейчас нужно бороться: сознание менять человеческое, прежде всего, отношение. Больше патриотизма, может, появится, тогда что-то такое возникнет, за что нужно беречь государственные деньги. И относиться к работе с должным вниманием и серьезностью, а не, честно говоря, набивать карманы. Но я не могу сказать, что я это знаю или уверена, но это просто видно.



Тенгиз, 45 лет: Ничего не изменилось, я думаю, что наоборот – добавилось коррупции. С таким разгоном идет...
Анаид Гогорян: А почему у вас такое мнение?
Тенгиз, 45 лет: Я вижу то, что творится. Сейчас озвучивать не буду конкретно, но я вижу, я так думаю.
Анаид Гогорян: Вы озвучьте, чтобы была конкретика, а не голословно...
Тенгиз, 45 лет: Просто это мое мнение. Я думаю, что насчет коррупции ничего нам не светит в ближайшее время. Как было, так и останется.

Галина, 70 лет: Так он же недавно работает, как может все измениться?! Время нужно.
Анаид Гогорян: Вы считаете, что со временем будут какие-то изменения?
Галина, 70 лет: Естественно, надеемся, что все будет к лучшему.

Гурам Инапшба, 46 лет: Я считаю, что никакие изменения не произойдут, во всяком случае, в позитивную сторону.
Анаид Гогорян: Чиновники как брали взятки, так и продолжают их брать?
Гурам Инапшба, 46 лет: Да, берут. А что они до этого не брали, или сейчас только начали?

Женщина: По-моему, как наши чиновники строили дома, хоромы повсюду, так и продолжают свое строительство. Я, если честно, не доверяю нашим чиновникам. Мне кажется, что все запускают руку в нашу государственную казну. Вот были парламентские выборы - если честно, я почти никому не верю.

Анаид Гогорян: Президент не раз говорил о том, что начнет борьбу с коррупцией. Как вы считаете, что-то изменилось в этом направлении, вы сами ощущаете на себе, что стало меньше коррупционеров?
Мужчина: Во-первых, ему очень верим. Надеюсь, он не подведет нас. А там двоякий подход в этом плане: если хочешь, чтобы дело делалось, надо найти серединку, а если не хочешь, то крайний всегда найдется.

Света, 45 лет: Пока ничего. Мне кажется, что даже хуже стало.

Мужчина: Я вообще не согласен с такой системой управления, она никогда к счастью не приведет. Бога забыли, стыд забыли, совесть забыли, а этими рамками не удержишь человека. Революцию в голове, в сердцах надо делать. Потом уже будет что-то хорошо. А законами, режимами ничем не поможешь. Вот дети гибнут, шесть человек разбились… Как остановить? Смотрел на молодых, уже слов не находишь, какие сказать.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
XS
SM
MD
LG