Accessibility links

ЦХИНВАЛИ---Сегодня в Цхинвале, во дворе пятой школы, у могил, где похоронены жертвы августовской войны, один из кандидатов в президенты республики Южная Осетия Давид Санакоев публично произнес клятву, что не является ставленником экс-президента Эдуарда Кокойты. Днем ранее другой кандидат – Леонид Тибилов в ходе теледебатов опроверг слухи, будто его поддерживают люди, чье прошлое связано с именем экс-президента. Похоже, непричастность кандидатов к прежней власти стала одним из главных пунктов предвыборной агитации кандидатов.

В самом деле, избирательная кампания, вроде бы предполагавшаяся как некий конкурс предвыборных программ, превратилась в конкурс непричастности кандидатов в связях с лицами, вызывающими раздражение в обществе.

Оба кандидата открещиваются от любой помощи со стороны экс-президента Эдуарда Кокойты или его друзей и клянутся, что не являются ставленниками Москвы.



Последнее обстоятельство, по мнению председателя политической партии «Отчизна» Вячеслава Габозова, связано с грубым вмешательством российских кураторов во внутриполитическую конкуренцию, незаконную и унизительную для жителей республики отмену итогов ноябрьских выборов президента, на которых победила оппозиционер Алла Джиоева. Наконец, расхищение российской помощи, которое устроили чиновники, уполномоченные Москвой контролировать восстановление республики. В итоге сложилась ситуация, когда любая возвышенность на политическом ландшафте республики раздражает или пугает избирателя.

«Казалось бы, кандидаты должны были говорить о том, какие мощные силы за ними стоят, которые они могут привлечь к восстановлению республики и т.д., но сейчас все клянутся, что никто за ними не стоит, т.е. получается, что они такие сиротки, которые неизвестно откуда появились. Это абсурдная ситуация, - говорит Вячеслав Габозов. - Если на прошлых выборах президента можно было пройти на критике Эдуарда Кокойты, на оппозиционности, то сейчас ситуация изменилась: никто из кандидатов оппозиционером не является, критика Кокойты тоже уже не так сильно привлекает избирателя, а идей конструктивных в запасе, к сожалению, нет. Вот они и клянутся, что никто из них не является ничьим ставленником, включая Москву».

Но дело в том, что в республике, которая на протяжении многих лет находилась в режиме ручного управления, все и вся имели отношение к Эдуарду Кокойты, начиная с сегодняшних участников непримиримой оппозиции или югоосетинского бизнеса в России и заканчивая любым местным политиком и чиновником.
Тогда не проще ли просто увлечь избирателя предвыборными программами, новыми перспективами республики, чем упрекать друг друга в том, кто чаще пожимал руку авторитарному правителю?

Проблема в том, что взяться этим программам и идеям пока неоткуда, считает руководитель медиа-центра «Ир» Ирина Гаглоева: «Кандидаты, которые сегодня оспаривают кресло президента, пришли в политику не из каких-то бурных политических структур, которые годами нарабатывали экономические и политические стратегии, национальные идеи. Их участие в политике – стечение определенных обстоятельств, времени и субъективных факторов. Поэтому требовать сейчас, чтобы у них были какие-то выверенные программы, не приходится - этого у них просто не может быть. Нынешняя избирательная кампания - это конкурс личностей, их харизматических, интеллектуальных, пассионарных возможностей и патриотизма, конечно тоже».

В итоге, по мнению Вячеслава Габозова, вряд ли кто-нибудь из жителей республики сможет ответить на вопрос - что намерен сделать президент в первое время своего правления, а избирательная кампания проходит не по принципу «что нам предлагает кандидат», а по принципу «в чем его можно упрекнуть».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG