Accessibility links

Дэмиен Хёрст как художник и фикция


Художник Дэмиен Хёрст

Художник Дэмиен Хёрст

В лондонском музее Tate Modern открывается выставка работ британского актуального художника Дэмиена Хёрста.

Хёрст – одно из самых популярных имен в мире современного искусства. Лидер образованной в конце 1980-х годов арт-группы The British Art, он прославился инсталляциями в виде залитых в формальдегид чучел животных, экстравагантными скульптурами на мотивы жизни и смерти. Его работа "За любовь Господа" – инкрустированный бриллиантами человеческий череп – стала самой дорогой скульптурой, выполненной ныне живущими авторами: 50 миллионов фунтов стерлингов. О творчестве Дэмиена Хёрста и выставке его работ говорит автор только что вышедшей книги о творчестве этого художника Джулиан Сполдинг:

– Мой главный аргумент: Хёрст не является художником. Он не создал ничего, что можно было бы назвать произведением искусства, а его самого – художником. Сам он считает себя великим и даже сравнил себя с Пикассо и Дега. Некоторые критики считают его плохим художником или посредственным. А у меня другая точка зрения: он не создал ничего, что заслуживало бы звания художника. Вот почему я называю его кон-художником. С одной стороны, английское слово "кон", означающее – дурачить, обманывать. А с другой, это сокращение слова "концептуальный". Так что это нечто, что реально не существует и является объектом обмана, и в то же время концептуальное искусство, являющееся частью воображения его создателя.

Таким образом, Дамиен Хёрст – это фикция, созданная маркетологами и людьми, пытающимися увидеть в его работах нечто, чего там нет. В целом речь идет о варианте сказки о новом платье короля. Люди в своем воображении одевают короля в сверкающие и дорогие одежды, но он шествует абсолютно голым. Впрочем, сам король также считает себя одетым.

Хёрст также называет себя великим художником. Его работы причисляют к современному концептуальному искусству, которое я сокращенно называю кон-арт. В основе этого искусства превалируют воображаемые представления, оно восходит к идеям Марселя Дюшана. Это довольно изолированное направление, в котором художник не создает реального произведения. Впервые в истории искусства художник или человек, претендующий на это звание, утверждает, что утилитарный предмет может стать произведением искусства, как это делает Хёрст. Это уникальное явление, ставшее предметом интенсивного паблисити, а его продукты превратились в очень дорогой товар, к которому относятся как к ценным бумагам на финансовом рынке. Это абсолютно искусственное явление с дутой стоимостью и мнимой художественной ценностью. За всем этим стоит идея спекуляции: люди покупают нечто, чтобы затем перепродать и получить прибыль. Это не более чем финансовая алчность, не имеющая ничего общего с искусством, – считает Джулиан Сполдинг.

О творчестве Дэмиена Хёрста в актуальном общественном контексте Радио Свобода рассказал международный обозреватель РС Кирилл Кобрин, давно следящий за британской арт-сценой.

– Почему Дэмиен Хёрст так популярен, а его работы продаются за такие немереные деньги?

– Во-первых – хотя я не арт-критик и это мое частное мнение – это абсолютно выдающийся художник с невероятно четко, изобретательно и мощно работающей головой. Современное искусство – и надо помнить об этом! – оно ведь уже давно не о том, как художник рисует картины. Время, когда художник был таким бедным одиноким мастером, ремесленником в хорошем смысле слова, который где-то в своей мастерской рисовал картины, а потом он их продавал богатым и знатным коллекционерам, их вывешивали музеи, а после смерти к нему приходила слава – этот романтический миф кончился.

– Сейчас пришло время эффектного социального жеста.

– Современное искусство вообще состоит главным образом из социальной жизни, из политики, экономики, идеологии и т. д., из их невероятной концентрации. Умение современного художника из всей этой браги повседневности – социальной, экономической, политической, идеологической, культурной – возгонять чистый спирт искусства с помощью изобретательности и передовых технологий – вот это и есть сегодня современное искусство. В этом как раз Дэмиен Хёрст преуспел. Это первое.

Второе. Дэмиен Хёрст стал воплощением духа сразу двух эпох не только в истории Британии, но и в истории западного мира, и западного искусства. Неоконсервативная революция, проведенная Тэтчер в 80-е годы, которая превратила Британию из полусоциалистической страны в очень, правда, цивилизованное, но подобие того, что происходило в России в 90-е годы – с шоковой терапией, с массовым закрытием заводов и – что самое главное – с совершенно бесстыдным, открытым культом денег. В Британии никогда не было этого культа в столь откровенном виде. Это страна с мощной социальной стратификацией, с сословными ценностями. Этот, я бы сказал, наглый, открытый и очень мощный культ денег появляется в Британии именно при Тэтчер. Это зафиксировано не только в искусстве, но и в литературе того времени, например, в знаменитом романе Мартина Эмиса "Деньги".

– Дэмиен Хёрст – это художник, работы которого покупают только очень богатые люди, но на которые смотрят и люди очень бедные.

– Вход в Tate Modern, где сейчас проходит выставка, бесплатный, хотя за выставку надо заплатить – это постоянная экспозиция бесплатная, а так это стоит 15 с половиной фунтов. Но дело не в этом. Есть еще один сюжет разговора о Хёрсте – это художник очень британский. Популярность, слава и самого Дэмиена Хёрста, и неформального объединения молодых британских художников (Young British Artists), куда он входил вместе с Трейси Эмин и другими художниками, это 90-е годы. Эту группу обозначали еще как "бритарт", параллелью этого в поп-музыке в то же десятилетие было господство "бритпопа". То есть некоторым образом Дэмиен Хёрст – это арт-аналог таких групп как Oasis и Blur. Здесь очень мощное совпадение в самом духе развеселых и циничных 90-х годов. Но вернемся к последствиям тэтчеризма. Этот новый для Британии культ денег, который Хёрст использовал как сырье для своего искусства, он пропустил сквозь призму бритарта и бритпопа 90-х. Из такой вот комбинации родилось его искусство.

– Почему основа художественной концепции Дэмиена Хёрста – это игра со смертью, игра с телами мертвых животных или с телами мертвых или живых людей? Как это все соотносится с культом денег?

– Современное искусство, несмотря на кажущуюся сложность его интерпретаций, довольно просто. Если оно не бьет сразу в лоб (или в глаза), то оно чаще всего не работает. Дэмиен Хёрст работает исключительно просто, но мощно. Есть такая классическая пара – Эрос и Танатос. Херст в ней поменял Эрос на Деньги, на Богатство. Получается, Капитал и Танатос – богатство и смерть. Вот это то, что интересует, на самом деле, британский мир со времен Тэтчер. Хёрст с этим интересом и работает. Замаринованные в формалине тела акул, дохлые мухи, с одной стороны. Это Смерть, Танатос. А с другой стороны, черепа, инкрустированные бриллиантами, себестоимость которых 15 млн. фунтов. (Мне кажется таких дорогих – именно по себестоимости – работ искусство еще не знало). Что получается? Хёрст демонстрирует обществу – вы любите деньги, я вам сейчас из денег сделаю произведение искусства, которое вы купите за большие деньги. Он заказывает инкрустацию черепов у Сваровски. Он делает эти черепа, себестоимость которых чудовищно огромная, и при этом он же их и продает с огромной выгодой. Это не схема "товар-деньги-товар" как у Маркса, это схема Хёрста "деньги-деньги-деньги". Такая тавтология "денег", настолько параноидальная, что становится страшно – и тут вполне уместно вспоминается Смерть, Танатос.

– Именно поэтому в силу схемы "деньги-деньги-деньги" Хёрст, как считается, так популярен среди российских и украинских олигархов?

– Безусловно. Эта простота работы, этот удар в нос или в лоб, или в глаз сразу, который был очень эффективен в Британии в 90-е годы сразу после окончания тэтчеровской эпохи – а, в сущности, "новый лейборизм" 90-х, курс Тони Блэра продолжал эту линию. В Великобритании "принцип Хёрста" сейчас работает слабо – особенно после финансового кризиса, когда все стали говорить о том, что капитализм исчерпал себя. А вот в странах, которые только недавно открыли для себя все прелести и пороки рыночной экономики, капитализма и культа денег, в Китае, где Хёрст популярен среди богачей, в России, на Украине, его ценят – в самом прямом финансовом смысле.

– Это так круто и просто, что было бы просто тупо, если бы не стоило таких денег?

– Совершенно верно. Деньги являются частью художественного замысла Хёрста. Именно поэтому он выдающийся художник. Он сумел превратить деньги в искусство, а не искусство в деньги – он это делает замечательно, гениально, но главное, что он превратил деньги в искусство. И это очень важно!
XS
SM
MD
LG