Accessibility links

СУХУМИ---Как вы оцениваете состояние медицины в Абхазии?

Рудик Адлейба, 60 лет: Я лежал недавно во второй больнице, в неврологическом отделении. Там прекрасное оборудование, все есть. Но я поинтересовался заработной платой сотрудников. У технического работника 2 000 тысячи рублей, у медсестры - 3500. Большие люди выступают на трибунах и говорят, что государство не в состоянии больше платить. Тогда приходит такая мысль: раз государство не обеспечивает, то должен народ обеспечивать. Это неправильно. Меня лечили врачи, за мной смотрели. Надо увеличивать заработную плату, а потом требовать с них.

Анаид Гогорян: Как вы относитесь к тому, что некоторые наши граждане выезжают на лечение в Грузию?

Рудик Адлейба, 60 лет: Это вынужденная мера. Там их принимают, это будущая целенаправленность. Сегодня нас гладят, особенно молодых, которые никогда не забудут, что их вылечили там. А чтобы этого не было, надо добиться улучшения здесь. А пока этого нет, людям приходится туда ехать, их в этом не упрекнешь. Больной есть больной.



Бела, 50 лет: Хотелось бы, конечно, лучше… Вроде бы у нас специалисты хорошие, заканчивают институты в России, но результатов немного. Может, связано с тем, что аппаратуры нет. Все равно мы выезжаем в Россию, если хотим проконсультироваться, диагностику сделать более грамотную. Хотелось бы, чтобы врачи были повежливее, повнимательнее. Наши врачи, хоть у них и есть образование, не выезжают на курсы усовершенствования врачей.

Петр Николаевич Согомонов, 91 год: Медицина? Никуда не годится! Минус! Сделали операцию – не там сделали, грыжу должны были вырезать – не то вырезали, до сих пор я еле хожу.
Анаид Гогорян: А в какой больнице?
Петр Николаевич Согомонов, 91 год: Во второй городской больнице. Отвратительно! Потом меня направили в Республиканскую больницу, там Свинухов мне кое-чем помог. По медицинским вопросам лучше не обращаться, страшные цены здесь.

Анаид Гогорян: Как вы относитесь к тому, что наши граждане выезжают на лечение в Грузию?

Инга Гулия, 42 года: Вот это ужасно. Естественно, они лечат не с той целью, чтобы оказать помощь. У них свои политические интересы в этом есть. Иногда им приходится что-то подписывать, признать, что нуждается в помощи Грузии. Естественно, это подрывает государственность Абхазии.

Женщина: Тяжело судить, но когда человеку могут помощь хоть в Грузии оказать, наверное, лучше поехать туда, чем умереть.

Джамал, 51 год: У нас что, нет врачей? Отрицательно отношусь. Но если касается жизни ребенка или кого-то, конечно, это вынужденно, куда только не поедешь.

Мужчина: Медикаменты дорогие, цены страшно повысились. Желательно, чтобы правительство обратило внимание на ценообразование медикаментов, чтобы хотя бы для отдельной категории пенсионеров сделали дешевле.
Анаид Гогорян: Как вы относитесь к тому, что некоторые наши граждане ездят на лечение в Грузию?
Мужчина: Совершенно отрицательно. Слышу информацию, что если едут туда на лечение, то в обязательном порядке должны принять гражданство Грузии. Хотя на это многие не обращают внимание и говорят - лишь бы я был здоров.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG