Accessibility links

СУХУМИ--Вчера разговорился с заместителем председателя Народной партии Абхазии Юрием Квициния. В конце прошлого года он привлек к себе внимание общественности тем, что выступил застрельщиком обсуждения: не пора ли нам в Абхазии от мажоритарной системы выборов в парламент переходить к пропорциональной, по партийным спискам, или, по крайней мере, к смешанной.

Я сказал ему, что, мне кажется, прошедшая избирательная кампания многих сомневавшихся убедила в его правоте. Произошло это благодаря, в первую очередь, прямым эфирам с участием кандидатов в депутаты, которые в течение месяца шли на республиканских телеканалах и в ходе которых все кандидаты могли в достаточной степени раскрыться. И очень часто впечатления телеаудитории Абхазии об уровне подготовленности этих людей к депутатской деятельности резко контрастировали с результатами выборов в тех или иных избирательных округах, в основном, в «глубинке». Бывало, кое-кто на телеэкране двух слов не мог связать, но уверенно обходил по итогам голосования того, кто произвел на т. н. экспертное сообщество самое лучшее впечатление. При этом достоверно неизвестно, какая часть избирателей в этих округах смотрела телеэфиры; в какой мере те, кто все же смотрел, мог адекватно оценить достоинства и недостатки кандидатов; какими вообще критериями руководствовались там избиратели…



Не секрет, что очень многие у нас по традиции советских еще времен воспринимают депутатов вовсе не как участников законотворческого процесса, а как неких «толкачей», которые призваны им помогать ремонтировать дороги, крыши и так далее. Все также обратили внимание, что в избирательных округах было «где густо, а где пусто», то есть в Сухуме и Гагре кое-где за мандат боролось по 9-10 претендентов, и многие сильные кандидаты отсеялись, в «глубинке» же – по 2-3, причем они сильно уступали столичным. Ясно, что выбирай мы парламентариев по партийным спискам, этого перекоса удалось бы избежать.

Юрий Тарасович предлагает такое решение: увеличить количественный состав парламента в будущем до 105 депутатов, 35 избирать, как и сегодня, по одномандатным округам, поскольку это все же и представительский орган и там нужны представители регионов, а 70 – по партийным спискам. Ясно, что в партийные списки случайные люди, «с улицы», не попадут, что партии будут выдвигать своих активистов, проверенных годами, а потенциальных кандидатов это в свою очередь будет стимулировать к активизации участия в жизни партий.

Заговорили мы и своих впечатлениях о первом заседании сессии пятого созыва парламента, избравшем спикера и вице-спикеров. Я вспомнил выступление на нем депутата Аслана Кобахия и его легкий упрек исполнительной власти: мол, в ходе предвыборной борьбы она не использовала административный ресурс, но вот при подготовке к первому заседанию парламента все же не была сторонним наблюдателем: каких-то отдельных депутатов вызывали на беседу… Юрий Квициния, оппозиционер-радикал, как он сам себя называет, был возмущен этим вмешательством исполнительной власти и персонально Александра Анкваба в дела законодательного органа. Я возразил ему: давайте будем реалистами. Скажем, положа руку на сердце, что любой политик у нас так же, как Анкваб, не стал бы «пускать это дело на самотек», а попытался влиять на процесс с помощью т. н. консультаций, чтоб у него затем было «конструктивное сотрудничество с законодательным органом». Конечно, в идеале такого быть не должно, но времена политиков-романтиков прошли, вокруг прагматики… Не знаю почему, но в качестве примера такого романтика я привел Авраама Линкольна, и мой собеседник тут же с готовностью ухватился за этот пример: да, вот он бы точно не стал заниматься подобными «консультациями».

Юрий Квициния высказал следующее мнение о новом составе парламента. Да, оппозиционеры там в меньшинстве – если судить по результатам тайного голосования в ходе выборов спикера, то их в два раза меньше, чем провластных. Но почти все они люди в обществе известные и «с подвешенным языком». А вот провластные в большинстве своем будут «молчаливым болотом». Оппозиционеры, в общем, получили парламентскую трибуну, но решения все равно будет принимать молчаливое большинство.

Любопытно, что как раз во время нашего разговора в разгаре было заседание сессии парламента, на котором избирались председатели комитетов. Позже в тот день я от многих своих знакомых, которые на нем присутствовали, услышал их впечатления, которые в целом совпали с предположением Юрия Квициния. Один из них сказал: ох и непросто придется спикеру Валерию Бганба с оппозиционерами!.. Действительно, кто бы как ни относился к Нугзару Ашуба, но он, что называется, умел овладеть аудиторией, использовать при этом юмор… У Бганба пока таких навыков нет, да и оппозиционеры сегодня в парламенте позубастее собрались. Всегда готов к острому выступлению Герой Абхазии активный блоггер Аслан Кобахия. Рауль Хаджимба – лидер крупнейшей оппозиционной партии, что говорит уже само за себя. Интеллектуал Ахра Бжания будет говорить не громко, но емко. Артур Миквабия в оппозиции не числится, но уже подпортил президенту настроение на первом заседании своим «мрачным» обзором происходящего в стране. В общем, эти повара, по-видимому, будут готовить в абхазском парламенте исключительно острые блюда.

Из провластных же депутатов обратил, говорят, на себя внимание на сессии своей активностью Ахра Квеквескири, который баллотировался от партии «Единая Абхазия». Я его помню еще совсем молодым, когда лет 8-10 назад он был среди активистов ОПД «Айтайра». Тогда еще подумал, что у него есть все задатки для растущего политика.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
XS
SM
MD
LG