Accessibility links

Граната как аргумент


Давненько уже агитаторы «Свидетелей Иеговы» не звонили в дверь и не подходили ко мне на улицах со своими «наводящими» вопросами, журнальчиками «Сторожевая башня» и прочей литературой

Давненько уже агитаторы «Свидетелей Иеговы» не звонили в дверь и не подходили ко мне на улицах со своими «наводящими» вопросами, журнальчиками «Сторожевая башня» и прочей литературой

СУХУМИ--Сегодня утром в дверь моей квартиры позвонили. На лестничной клетке стояли две девушки. Одна из них, яркой красоты, шагнула навстречу, лучезарно улыбнулась и заговорила. Когда девушка такой внешности стоит на пороге, на инстинктивном уровне возникает желание сделать шаг назад и пригласить в дом. Но услышанное из ее уст сразу пресекло это мое побуждение: «Как вы думаете, почему в мире становится все больше стихийных бедствий и катастроф?» Весь дальнейший сценарий разговора мне, как и большинству сухумцев, знаком наизусть. «А я не считаю, что в мире становится все больше стихийный бедствий и катастроф. До свидания», – отрезал я и захлопнул перед ее носом дверь.

Давненько уже агитаторы «Свидетелей Иеговы» не звонили в дверь и не подходили ко мне на улицах со своими «наводящими» вопросами, журнальчиками «Сторожевая башня» и прочей литературой. А ведь было время, когда, по словам одной моей знакомой, от них в городе «было не протолкнуться». Ходили обычно парами, причем, согласно, наверное, общепринятой в этой религиозной организации практике, на эту роль обязательно привлекались молодые девушки с располагающей внешностью, порой настоящие красавицы. В общем, все психологически отшлифовано. Кто-то из прохожих от этих «сладких парочек» отмахивался, кто-то шарахался, но кто-то и вступал в разговоры, которые в конечном итоге могли привести к пополнению организации новыми членами…
«Свидетели Иеговы» – это запрещенная в Абхазии, как и в ряде других стран, религиозная организация. (Сами «свидетели» очень негативно и болезненно реагируют, когда их называют «сектой). Она была запрещена указом президента РА Владислава Ардзинба вскоре после грузино-абхазской войны. Причина очевидна: дело не в том, конечно, что «иеговисты» отказываются от переливания крови (хотя это антигуманно, ибо в некоторых случаях может привести к гибели людей, которых медики могли бы спасти), а в том, что они категорически против службы в армии. Наверное, для такой страны, как, например, США, это не создает проблемы, но для маленькой Абхазии, которая много лет находилась под угрозой военного вторжения, весьма серьезно.



Проблема не могла не возникнуть еще во время грузино-абхазской войны. У русского поэта Льва Любченко, который родился и почти всю свою жизнь прожил в Гудауте, есть написанное в разгар той войны стихотворение «Дезертир». Я знал и автора, и прототипа, или одного из прототипов антигероя стихотворения. Речь о парнишке, который сбежал с фронта. «Неделю прятался, как крыса. Но это тоже не житье. И вспомнил: есть «иеговисты» – Им брать не велено ружье. И стал кричать: «Я верю в Бога!». И стал ходить в молельный дом. А Бог на тех взирает строго, кто не с молитвой, а с грехом. И ниспослал он в тихий вечер Ему (что может быть страшней?) Весьма неплановую встречу Со взводом боевых друзей. Сказал в глаза ему сурово Его бывалый командир: «Ты не свидетель Иеговы, Ты просто трус и дезертир!» Ну, и так далее.

Чужая душа – потемки, и поэтому, конечно, во многих случаях там не разобрать и не доказать, что было приоритетным: внезапно возникшее религиозное чувство или стремление не подвергать свою жизнь опасности. Так или иначе, но после окончания активных боевых действий государство взялось за «иеговистов». Помимо указа о запрете их деятельности, против них повелась идеологическая борьба в СМИ. Особенно много публикаций в прессе на эту тему было во второй половине 90-х, что, в общем-то, соответствует, по моим ощущениям, периоду наибольшей активизации в республике деятельности этой религиозной организации. В статье, опубликованной в мае 1997 года зав. кафедрой Абхазгосуниверситета, члена Союза журналистов Абхазии Валерия Кварчия (ныне он – ректор Сухумского открытого института) приводились такие цифры: «В Абхазии членами секты являются более шести тысяч человек, в том числе только в Сухуме их около трех тысяч». В той же статье перечислялись активисты -«передовики» организации (в основном, там фигурировали абхазские фамилии), а также пятеро уклонистов от военной службы со ссылкой на религиозные убеждения, трое из которых были осуждены на два года лишения свободы.

В последние десять лет тема «иеговистов» отошла на периферию общественного сознания. Сейчас «свидетелей» в республике насчитывается около 1400 человек. Такая цифра, во всяком случае, приведена в недавней публикации на «Кавказском узле» со ссылкой на представителя Управленческого центра Свидетелей Иеговы в России Григория Мартынова. А вот информационный повод для той публикации был весьма неприятный – речь в ней шла о взрыве в Гагре во дворе здания, где проводят богослужебные встречи члены организации «Свидетели Иеговы». Обошлось без пострадавших, но здание получило повреждения. Взрыв произошел 23 марта в 23.50 после того, как в окно зала Царства (так «свидетели» называют здание для совместного поклонения Богу) была брошена граната. Благодаря металлической сетке на окне она отскочила и упала на бетонную дорожку, где и взорвалась. По словам Мартынова, в здании в момент взрыва находился дежурный, который позвонил в милицию. На место происшествия прибыла бригада сотрудников милиции.

«В этом и прошлом году сотрудники Службы государственной безопасности и других правоохранительных органов Республики Абхазия неоднократно предпринимали попытки воспрепятствовать проведению совместных религиозных встреч Свидетелей Иеговы», – жалуется Григорий Мартынов. В качестве примера он привел срыв богослужения абхазских свидетелей Иеговы 16 октября 2011 года. Тогда сотрудники службы госбезопасности собрали сведения об ответственных лицах религиозной организации, «пытались выявить иностранцев», а затем принудили верующих разойтись. Хотя статистика таких случаев не ведется, можно сказать, что внимание силовиков в последнее время усилилось, но не до конца ясно, из-за чего, сказал Мартынов. Верующие, по его словам, не обжаловали действия представителей силовых структур, поскольку религиозная организация «Свидетелей Иеговы» в Абхазии не зарегистрирована.

«Не зарегистрирована», – это, конечно, эвфемизм. Точнее и честнее было бы сказать: «запрещена».

Что касается кидания гранаты, то тут обсуждать нечего. Налицо уголовное преступление, за которое виновный в нем должен понести соответствующее наказание. Но если говорить о «срыве богослужения», то не совсем понятно, в чем претензии Мартынова к сотрудникам правоохранительных органов Абхазии. В том, что они выполняют свои должностные обязанности? Коль существует никем не отмененный президентский указ, то они обязаны обеспечивать его выполнение. Другое дело, конечно, не грубить и не хамить при этом. И другое дело, что никто толком не может сказать, а как, собственно, добиться выполнения. Ведь это не закон, а указ, и каких-то реальных мер наказания за его нарушение не предусмотрено. «Иеговисты» как собирались, так и собираются на свои богослужения. В Сухуме, знаю, на квартирах членов организации.

И вообще ситуация неоднозначная. Правозащитники вполне могут заявить и заявляли, что данный указ нарушает свободу совести. Ну а как же быть с таким понятием, как защита Родины?.. Четвертый созыв парламента РА в самом конце своей работы взялся за подготовку закона о свободе совести; конечно, в ходе ее шла речь и об указе. Пятый созыв должен эту работу завершить.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
XS
SM
MD
LG