Accessibility links

Человек в мире животных


Именно Вано делает им прививки, а обезьяны, совсем как люди, ненавидят уколы

Именно Вано делает им прививки, а обезьяны, совсем как люди, ненавидят уколы

ТБИЛИСИ---Сегодня в рубрике «Городской репортаж» рассказ о человеке, который спит с трубкозубом, играет со львами, и которого ненавидят бабуины. Ветеринар тбилисского зоопарка Иване Мархошвили рассказал Тимуру Кигурадзе о мире своих животных.

Так кричат бабуины, но это не крики приветствия - обезьяны всполошились, заметив идущего ветеринара Вано Мархошвили. Он объясняет: так бывает всегда, когда кто-то из обезьян, завидев его, спешит сообщить всем остальным. Именно Вано делает им прививки, а обезьяны, совсем как люди, ненавидят уколы.

Вано говорит, что, несмотря на свой большой опыт (а он работает уже более 13 лет в тбилисском зоопарке), ему пришлось понять, что знать о животных все невозможно – их нельзя недооценивать. И именно бабуины научили его этому.

«Однажды мы перевозили бабуинов из одного вольера в другой. Уже почти всех поймали, остались всего три небольших самца-подростка - таких мы не усыпляем, просто ловим. Один из них пошел на меня, я инстинктивно отступил назад. Этого нельзя делать: они сразу чувствуют страх и начинают кидаться. Так один бабуин смог выгнать нескольких человек из вольера».



День ветеринара Вано начинается в 9 утра – это время обхода. На этот раз я навязался ему в спутники. Запах животных повсюду – для меня это непривычно, но для Вано это естественная среда обитания. Мы идем закрытыми для простых посетителей проходами, ближе к животным.

Львы - большие кошки – обожают Вано. Он играет с ними, как с котятами, гордится, что в зоопарке появились белые львы и тигры – такими экземплярами может похвастаться далеко не каждый зверинец. Из крупных животных в зоопарке больше всего медведей. Их часто привозят полиция и защитники животных: правоохранители отбирают этих зверей у тех, кто держит их для забавы, зачастую не подозревая, насколько это опасно для самих животных и для людей:

«Медведей часто привозят, на них бывает тяжело смотреть. Многих из них содержали в маленьких клетках у ресторанов или заправок. Они травмированы как физически, так и психологически. Обратно в лес их выпускать уже нельзя, они привыкли к людям и не смогут самостоятельно выжить».

Сердце у Вано болит за каждое животное, вне зависимости от его вида. Внимательно осматривая орла, у которого повреждено крыло, он рассказывает о том, как лечил антилопу, непонятно как сломавшую ногу. Особые отношения у него с трубкозубом – это животное семейства муравьедов, которое большую часть суток спит, выставив на всеобщее обозрение огромное пузо. Вано напряженно вглядывается в спящего зверя – дышит или нет, и через мгновение, расслабившись, сообщает: все в порядке:

«Однажды мне с трубкозубом пришлось спать бок о бок. У него упала температура, мы перенесли его в комнату, включили отопление, накрыли одеялом, потом электроодеялом, я спал там же, просыпался каждые полчаса, менял горячую воду в бутылках, которыми мы его обложили. К утру только он поправился, оказалось, просто акклиматизация».

С грустью Вано говорит о питомцах, которых спасти не удалось, о тех, кого пришлось усыпить собственными руками. Ветеринар не волшебник, иногда все, что он может сделать, это избавить животное от мучений. Тем временем в зоопарке начинают появляться первые редкие посетители. Вано выговаривает мужчине, который пытается дать зебре воздушную кукурузу, упрямо игнорируя табличку с предупреждением: «Зверей не кормить». Эти ограничения - не прихоть, объясняет мой спутник.

«Именно так у нас погиб страус: он привык, что посетители кидают ему еду, и глотал все что попало. Когда мы его нашли, у него в глотке застряли длинные деревянные палки, которые, скорее всего, запихнули туда какие-то подростки. Он просто задохнулся».

День ветеринара заканчивается лишь поздним вечером. После нашего совместного - утреннего - у Вано еще два обхода, а между ними нескончаемый поток прививок, осмотров, кормежек и перевязок. Его руки покрыты множеством небольших шрамов – следов от многолетних укусов и царапин. Ветеринар Вано Мархошвили уверяет: несмотря ни на что, за 13 лет он ни разу не разочаровался в выборе профессии. Каждый день животные преподносят ему сюрпризы. Он пережил атаку пантеры, на которую не подействовал транквилизатор, его друг-трубкозуб сделал двухметровый подкоп под своей клеткой, а сейчас на него недобро поглядывает гриф, по слухам, обитающий в зоопарке еще со времен Сталина. «Это не может надоесть», - улыбается Вано.
XS
SM
MD
LG