Accessibility links

«Дети плачут от увиденного»


Как рассказывает Саид, хозяева проявляют заботу о медведице лишь в летний период, когда работает пацха, в другое время животному остается надеяться на добрых людей

Как рассказывает Саид, хозяева проявляют заботу о медведице лишь в летний период, когда работает пацха, в другое время животному остается надеяться на добрых людей

СУХУМИ—Дикие животные в неволе – эта тема, на первый взгляд, не очень актуальна для Абхазии, ведь в республике нет ни одного зверинца или зоопарка, если не считать известный сухумский обезьяний питомник. Однако, как выяснилось, в Сухуме и его пригороде в неволе живут два медведя, которые попали туда совсем маленькими медвежатами. Их судьба незавидна.

Сюда на Каштак Саид Чагава приезжает каждый день. Привозит хлеб и рыбу, чтобы покормить медведицу, которая живет в клетке у трассы уже около десяти лет. Впрочем, назвать жизнью существование животного язык не поворачивается. Пойманный охотниками медвежонок оказался в клетке у придорожной пацхи, служа забавой для посетителей и любопытных. Как рассказывает Саид, хозяева проявляют заботу о медведице лишь в летний период, когда работает пацха, в другое время животному остается надеяться на добрых людей.

«Периодически приезжаю сюда подкармливать медведя, потому что мне жалко его. В каких он условиях находится?! Клетка имеет маленькие размеры, и она целиком металлическая, у него нет доступа ни к воде, ни к траве. Я приезжаю по мере возможности, даю медведю воду, купил кран, шланг, подвел воду и кормлю его. Хотелось бы, чтобы у медведя был просторный вольер, где бы он мог свободно передвигаться. Многие сюда приезжают, показывают своим детям медведя. И дети плачут от увиденного. Хотелось бы, чтобы дети радовались, когда видят животное», - говорит Саид Чагава.



Саид вместе с несколькими друзьями готов на личные средства купить более крупную и удобную клетку. Эта стоит на сваях, и медведица с трудом ходит, стараясь не провалиться между прутьев арматуры, а самое удобное место для сна – чугунная ванна. Появиться перед нами хозяева животного не пожелали, объяснив в телефонном разговоре, что и так делают все от них возможное.

В схожей ситуации оказался медведь, который живет в клетке на территории военного санатория «Сухум». Этот мишка моложе каштакской медведицы. Года три назад, убив его мать, охотники отдали медвежонка владельцу ресторана национальной кухни в санатории. Как говорит работник пацхи Гунда Хашимба, они стараются, чтобы медведь не остался голодным.

«Он у нас почти никогда не остается голодным. Посетители, которые приходят, кормят его. Кто что приносит: кто-то сгущенку, кто-то бананы, сыр, яблоки», - говорит Гунда Хашимба.

Клетка санаторского медведя немногим лучше, места здесь больше, но над бетонными стенами практически нет крыши.

Как рассказывает председатель Госкомитета по экологии и природопользованию Роман Дбар, Положение о защите животных от жесткого обращения принято летом 2006 года. Согласно его пунктам, владельцам наших медведей предписано их просто-напросто усыпить.

«Это дикие животные, которых нельзя выпустить в природу. Они не могут самостоятельно жить в природной среде, приученные человеком, они не могут находить себе питание, поэтому их судьба предрешена. Они должны быть, как это ни прискорбно, усыплены», - отмечает Роман Дбар.

Между тем Положение о защите животных предусматривает лишь административную ответственность со стороны их владельцев. Другими словами, заставить убить животное нельзя, а улучшить условия существования закон не предписывает. Так что надежда у медведей остается лишь на сердобольных энтузиастов, подобных Саиду Чагава.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
XS
SM
MD
LG