Accessibility links

Могилы и политика


Нет необходимости проводить социологические исследования, чтобы прийти к выводу, что в Абхазии очень настороженно воспринимают саму идею и намерения грузинских беженцев приезжать сюда, пусть даже на короткое время

Нет необходимости проводить социологические исследования, чтобы прийти к выводу, что в Абхазии очень настороженно воспринимают саму идею и намерения грузинских беженцев приезжать сюда, пусть даже на короткое время

СУХУМИ--Активная фаза грузино-абхазского конфликта, то есть непосредственно боевые действия закончились почти двадцать лет назад. Помимо политических противоречий, за это время в отношениях между государствами не решено и большое количество гуманитарных проблем – среди них возможность посещения гражданами Грузии могил родственников в Абхазии. Сейчас, в послепасхальную неделю, эта тема особенно актуальна. Отношение к данной проблеме в Грузии понятно, но как к ней относятся в Абхазии?

Нет необходимости проводить социологические исследования, чтобы прийти к выводу, что в Абхазии очень настороженно воспринимают саму идею и намерения грузинских беженцев приезжать сюда, пусть даже на короткое время. По мнению заместителя директора Центра гуманитарных программ Арды Инал-ипа, такая настороженность вполне объяснима: точка в конфликте не поставлена до сих пор, и опасения, которые были в абхазском обществе в 1993 году, сегодня остаются теми же. Однако решение, в общем-то, гуманитарной проблемы – посещения родственниками могил своих близких – пока что невозможно не только из-за конфликтной «заряженности» жителей Абхазии, но и во многом по вине грузинской стороны.



«Мне кажется, в данном случае инициатива в каких-то вопросах должна исходить от грузинской стороны. Я считаю, что на грузинском поле есть много возможностей сделать какой-то шаг. Шаг, который бы свидетельствовал о понимании грузинской стороной проблем, озабоченности и опасений абхазской стороны. Думаю, что в ответ на такой шаг и абхазское общество немного могло бы успокоить свои опасения», - считает Арда Инал-ипа.

У Гули Кичба, которая возглавляет движение «Матери Абхазии – за мир и социальную справедливость», огромный опыт участия в решении самых непростых гуманитарных вопросов между Абхазией и Грузией. Речь идет о пропавших без вести. Она вспоминает о том, как несколько раз в послевоенные годы при содействии международных организаций абхазские матери в Очамчире встречались с грузинскими матерями. Как рассказывает Гули, психологически было очень непросто участвовать в таких встречах, но главное они не принесли реальных результатов – по крайней мере, для абхазской стороны. По словам Гули Кичба, в Грузию неоднократно передавались тела из общих захоронений, тогда как ответных шагов с другой стороны сделано не было. То есть здесь речь идет об элементарном доверии. К тем, кто в свое время вернулся в Галский район, – оно, кстати, достаточно быстрыми темпами восстанавливается. К желанию же остальных посетить могилы близких Гули Кичба, потерявшая на войне сына, по-человечески тоже относится с сочувствием.

«Конечно же, чисто по-человечески нам их жалко. Но и они должны знать, что их используют политически. Они были беженцами, когда их из Грузии сюда насильственно переселяли, они фактически жертвы политических игр. Мне их действительно по-человечески жалко. Я видела одного знакомого мне человека в 1992 году в Гудауте – он с чемоданчиком был. Ведь, в отличие от нас, им дали возможность уехать, предоставляли им корабли, у них была возможность вывезти весь свой скарб. Но он сказал, что его семья приехала сюда с одним чемоданчиком, и во всем здесь ему помогли абхазцы. Видите, вот такие вещи нельзя забывать, и совестливые люди это помнят», - рассказывает Гули Кичба.

Арда Инал-ипа тоже разделяет мнение, что данный вопрос грузинская сторона зачастую переносит из гуманитарной в политическую плоскость, и восстановлению доверия между двумя народами это явно не способствует.

«Если бы грузинское правительство чувствовало действительно свою ответственность за то, чтобы эти люди могли посетить могилы своих родственников, то необходимы какие-то предварительные шаги. Ведь есть такой негативный опыт, когда под видом гуманитарных вопросов, решались вопросы политические. Поэтому, конечно, доверия нет», – говорит Арда Инал-ипа.

Гули Кичба, в свою очередь, считает, что по-христиански здесь в Абхазии многие, конечно же, понимают тех, кто не имеет возможности ухаживать за могилами близких. Она рассказывает о том, что не раз наблюдала картину, когда сами абхазы присматривают за могилами своих соседей грузин, уехавших, но не воевавших против Абхазии. С другой стороны, есть вещи, которые она, как мать, спустя даже двадцать лет все-таки забыть не может.

«Я знаю, что за их могилами здесь – если человек был истинным христианином – ухаживают тоже. Люди когда-то умерли, в этой войне не участвовали. Но самое страшное глумление было, когда война шла. Те же люди, которые хотят сюда приехать и вспомнить своих умерших, тогда позволили так обезобразить всех тех, кто был убит и погребен в Сухуме у республиканской больницы – они их облили кислотой и известью, чтобы потом их родители не узнали. Ведь сколько из пропавших без вести тех, кого мы не смогли опознать», - с болью вспоминает Гули.

И Арда Инал-ипа, и Гули Кичба уверены: решить данную гуманитарную проблему можно. Когда будут предприняты реальные шаги и поступки для того, чтобы восстановить доверие между народами, когда в Абхазии поверят в то, что данная проблема не является предметом политических манипуляций со стороны Грузии, решение вопроса могло бы сдвинуться с мертвой точки. Останется только выработать практические механизмы для организации подобного рода гуманитарных поездок.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
XS
SM
MD
LG