Accessibility links

СУХУМИ—Сегодня прочел опубликованную в свежем номере газеты «Республика Абхазия» статью Заиры Цвижба «Выйти замуж за гастарбайтера». Она начинается так: «Вместе с гастарбайтерами, которые трудоустроились у нас, и растущее число которых настораживает, в Абхазии создалась и пикантная ситуация, связанная, скажем так, с любовными отношениями с ними. Думаю, каждый из нас слышал о том, что уже есть семьи, уже есть дети в браках с гастарбайтерами. Впрочем, браки официальные – редкость».

В принципе, я ожидал публикации Заиры на данную тему. Дело в том, что это один из очень немногих абхазских журналистов, если вообще не единственный, кто имеет смелость и желание обращаться к наиболее острым и в известной мере табуированным в нашем обществе вопросам отношений полов. В конце 90-х даже выпускала газету «Ева для Адама». Что касается темы семейно-брачных отношений с гастарбайтерами, то я тоже затрагивал ее в интервью, которое брал однажды у заведующей Сухумским ЗАГСом. А еще довольно часто выслушивал возмущенные рассуждения некоторых наших соотечественников: мол, мы никак не можем заставить абхазских мужчин жениться, вот девушки и вынуждены выходить за «любого». При этом порой назывались и цифры, которые, впрочем, очень трудно проверить, так как официально зарегистрированных браков – действительно малая часть от общего числа. Из других уст, в основном, женских, приходилось, наоборот, слышать слова осуждения в адрес таких девушек, предположения, что они связывались с приезжими узбеками, таджиками и другими, чтобы «скрыть свой грех» и т. п.



В нашем коммунальном доме года два назад занимался ремонтом квартир один молодой узбек по имени Батыр, который однажды плакал горючими слезами, рассказывая, как абхазские ребята избили его – просто заодно с членом его бригады, который начал встречаться с абхазской девушкой.

Составляющие столь резко негативного восприятия данного явления лежат на поверхности. Во-первых, в любом, наверное, народе встречаются ксенофобские настроения и привычка смотреть на представителей других народов свысока. Во-вторых, тут же возникают рассуждения о малочисленности абхазского народа, генофонд которого таким образом разбазаривается (ведь дети, как правило, берут отцовские фамилии и национальность). В-третьих, тот народ, представителей которого обычно видят вокруг в оранжевых жилетах и с метлой, начинает восприниматься как низшая каста…

Между тем… Позволю себе тут маленькое лирическое отступление. Как-то в советские времена я проводил очередной отпуск в Ташкенте и уже перед самым отъездом познакомился там на улице с очаровательной юной узбечкой в милой соломенной шляпке. Она была из семьи врачей, только что закончила школу и поступила в вуз. Я уехал, но между нами завязалась переписка. И продолжалась до того момента, пока я не получил письмо от ее матери. Очень вежливое, интеллигентное, но с просьбой прекратить эту переписку, так как девочке надо выходить замуж и ей уже нашли жениха. (Впрочем, слово «нашли» она не писала, я догадался о нем из писем ее дочери). Собственно, не так ли рассуждала эта мать, как рассуждают обычно и наши абхазские матери, приходя в ужас от перспективы породниться с представителем иного роду-племени?

Но вернемся к публикации Заиры Цвижба. Один из узбеков, рассказывает она, приехавший на работу, в Гагре, Гудауте и Сухуме (в местах, где работал) имеет по жене. Причем в Сухуме у него два сына, и состоит он в официальном браке. В Гагре - жена и один ребенок, на которого нет документов, кроме справки из роддома. Не зарегистрирован и брак с женщиной. Как и с гудаутской женой, но здесь детей пока нет. Гагрская жена знает о существовании сухумской, но мужчина сказал, что уже разошелся с ней. «Мне нужна прописка», – говорил заезжий парень в свое оправдание. «А почему в трех местах женился?!» – «А у вас везде можно». Этот гастарбайтер, как рассказали Заире, живет в Абхазии шестой год вместо разрешенных шести месяцев, прятался, видимо, у разных жен.

Женившиеся постепенно обзаводятся домами или другим жильем в Абхазии, а заодно и желанной пропиской. Где знакомятся девушки с гастарбайтерами? Кто-то случайно на остановке или просто на улице. Бывает, что девушки специально садятся рядом за столик в кафе или в столовой, где те обедают.

Такой всевозрастающей «любовью к гастарбайтерам» заинтересовались наши правоохранительные органы, их представители обошли местных девушек и приезжих парней. Девушки на вопрос, почему они так легко выходят замуж за «гостей», отвечают следующим контрвопросом: «А за кого выходить? Где жених? Я берегла себя»... Некоторые признаются, что рожают для себя, чтобы был кто-нибудь рядом на старости лет, что с такой просьбой к местным парням не подойдешь, потому что те боятся ответственности, обычно возникающей впоследствии.

А гастарбайтерам нужна, естественно, прописка, чтобы здесь остаться жить, а получится, так и родителей перевезти. А еще, хотя эту причину и не называют, им хочется иметь рядом женщину, которая, как жена, приготовит, постирает, создаст уют. Девушки, которые за них выходят замуж, обычно знают о существовании у них жен в Средней Азии, но не предполагают, что таковые, официальные или неофициальные, есть и в Абхазии. А один гастарбайтер-узбек заявил: «Абхазские парни не уделяют должного внимания девушкам, поэтому они на нас кидаются». Откуда ему знать, как ведут себя абхазские парни? Сами девушки рассказали? В любом случае, это камешек в мужской огород.

А как абхазские родственники, пишет Заира, реагируют на романы их дочерей с гастарбайтерами? По-разному. Одни выгнали дочь из Абхазии с уже родившимся ребенком – так они «смыли позор с фамилии». Другие под страхом смерти запретили дочке «приближаться» к гастарбайтеру. Третьим все равно, особенно если матери ко всему равнодушны. Четвертые смиряются, входя в ситуацию дочерей – уж лучше так, чем совсем никого. Пятые чуть ли не сами выдают замуж, особенно те, кто сыновей не имеет, а дочери засиделись – глядишь, наследник появится, фамилию свою дадут.

Автор приводит также такую статистику. Половина погибших в войне 1992-93 гг. абхазских мужчин были неженатыми. В прошлом году женились 1200 абхазских парней, из них 500 – на девушках иной национальности.

Не со всеми суждениями Заиры Цвижба в ее большой статье читатели, наверное, согласятся. Уже хотя бы потому, что вообще разброс мнений по данному вопросу в обществе весьма велик. Но то, что поднятая тема дает немало пищи для размышлений, сомнению не подлежит.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG