Accessibility links

Репетиция


Армия для поддержания своей боеспособности, конечно, нуждается в регулярных учениях. Однако учения учениям рознь

Армия для поддержания своей боеспособности, конечно, нуждается в регулярных учениях. Однако учения учениям рознь

ВЗГЛЯД ИЗ МОСКВЫ---Намеченные на сентябрь этого года российские военные учения «Кавказ-2012», понятное дело, насторожили Грузию. В Абхазии, Южной Осетии и на российской военной базе в Гюмри и без того полно наступательного оружия – от ракетных комплексов до систем залпового огня - и пять тысяч российских военнослужащих. Вполне приличные силы для того, чтобы поддерживать в регионе состояние военной нестабильности, неуверенности и нервозности. Тот факт, что в учениях примут участие, скорее всего, представители самых разных силовых структур – Минобороны, МВД, ФСБ, МЧС и ФСО, - говорит о том, что отношение к этим учениям в России самое серьезное.

Армия для поддержания своей боеспособности, конечно, нуждается в регулярных учениях. Однако учения учениям рознь. Иные из них вполне обоснованно рассматриваются как репетиция военных действий против вполне конкретного противника. Во всем мире используется одна и та же неизменная заготовка: в ответ на обвинения в подготовке войны следует возражение, что волноваться не о чем, это просто очередные военные учения, к тому же давно запланированные. Подходит ли авианосец к берегам неспокойной страны, или стягиваются наступательные вооружения к границам соседа, – это, обычно, не более чем «плановые оперативно-тактические учения».



Разумеется, дипломатически выверенными фразами сегодня никого не успокоишь. Даже, пожалуй, наоборот. Поэтому сделанное в Брюсселе заявление министра иностранных дел Грузии Григола Вашадзе о том, что «Россия своими действиями подрывает стабильность и безопасность на Южном Кавказе», — столь же справедливо, сколь и тривиально. Российская внешняя политика не демонстрирует сегодня никаких перемен. Едва ли не главной ее составляющей остается курс на латентную дестабилизацию, на поддержание очагов военных конфликтов, управляемых из Москвы.

Момент для обострения определяется Кремлем, исходя из разных соображений, а чаще, по-видимому, в результате совпадения нескольких. Конечно, первое, что приходит на ум, это то, что учения в сентябре станут ответом Москвы на ожидаемый демарш НАТО через месяц. На саммите НАТО в Чикаго 20-21 мая, как ожидается, будет принято заявление о признании территориальной целостности Грузии с требованием к России вывести войска из Абхазии и Южной Осетии. Это, кажется, уже вопрос решенный, и Кремлю осталось только подыскивать подходящий ответ.

С другой стороны, не менее вероятной может оказаться и другая причина. Осенью, после летних отпусков, легко прогнозируется рост оппозиционной политической активности в России. Президент Путин и его правительство после прошедших фальсифицированных парламентских и президентских выборов будут продолжать испытывать острый дефицит легитимности и постараются чем-то компенсировать неустойчивость своего положения. Маленькая война или хотя бы острый пограничный конфликт – зарекомендовавшие себя в истории средства консолидации нации. Почему бы ни попробовать еще раз?

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG