Accessibility links

Нет повести печальнее на свете...


Начинается спектакль прологом монаха Лоренцо «Благими намерениями вымощена дорога в ад»

Начинается спектакль прологом монаха Лоренцо «Благими намерениями вымощена дорога в ад»

ВЛАДИКАВКАЗ---Югоосетинский режиссер Тамерлан Дзудцов на сцене Северо-Осетинского академического драматического театра представил постановку трагедии Шекспира «Ромео и Джульетта». Знаменитую трагедию на сцене Осетинского театра ставят во второй раз. В 60-х годах прошлого века в постановке режиссера Зарифы Бритаевой влюбленных из Вероны сыграли выпускники Щукинского театрального училища Федор Каллагов и Орзетта Бекузарова. Трагедию Шекспира на осетинский язык перевел поэт-драматург, классик осетинской литературы Григорий Плиев. Премьеру приурочили к 90-летию со дня рождения бывшего художественного руководителя и главного режиссера театра Георгия Хугаева.

Начинается спектакль прологом монаха Лоренцо «Благими намерениями вымощена дорога в ад». Человек, пытавшийся помочь влюбленным, в результате становится виновников их гибели. Говорит режиссер Тамерлан Дзудцов: «Пролог взят у Карла Чапека из рассказа «Ромео и Джульетта». Я объединил в одном формате рассказ с самой трагедией Шекспира. Это лишь одно отличие от той легендарной постановки Бритаевой, которую помнят зрители театра».



Актеры – и молодежь, и представители старшего поколения – сыграли настолько экспрессивно и выразительно, что, благодаря их игре, трехчасовый спектакль смотрится на одном дыхании. Блестящее исполнение трюков, мастерское фехтование заворожили зрителей.

Заместитель директора театра Баса Джелиева не скрывала своего восторга: «Я смотрю не как работник культуры, а как зритель. Настолько гладко, красиво все идет. Как актеры поняли друг друга! Я в восторге от игры наших молодых актеров».
Образу Джульетты Тамерлан Дзудцов дал необычную трактовку – она решительна, смела и энергична:

«Джульетта - символ любви, символ борьбы за любовь. Она борется за свое чувство всеми средствами. Соглашается на свадьбу с Парисом. Смело соглашается на условия монаха Лоренцо».

Девушка предстает экспрессивной воительницей, она ловко владеет шпагой, готова до конца сражаться за свою любовь. Вместе с тем исполнительнице роли Джульетты удалось передать и другую сторону характера героини – ее нежность, женственность, уязвимость. Обреченность героев, которые в смерти обретают любовь и освобождаются от вражды и кровной мести, в исполнении Камиллы Моргоевой и Гиви Валиева получает истинно трагическое звучание. Создается ощущение, что актеры не играют, а проживают реальную историю любви. Для восемнадцатилетней студентки факультета искусств СОГУ Камиллы Моргоевой роль Джульетты - дебют. Я поинтересовалась, не были ли они раньше знакомы с Гиви Валиевым:

Камилла Моргоева: «Меня пригласил на роль мой преподаватель по сценическому движению и исполнитель роли Ромео Гиви Валиев. Режиссер одобрил. Образ Джульетты я "доставала из себя". Старалась никого не копировать, не подражать».

29-летний Гиви Валиев цитирует Питера Брука, который сказал, что Ромео надо играть в 16 лет, но по-настоящему понять, как играть эту роль, можно только в 90. С Гиви мне удалось поговорить по дороге в гримерку. Актер обращает мое внимание на декорации и костюмы актеров. В оформлении спектакля использовано много красного цвета, следы крови на стенах... По мнению Гиви, герои пьесы – отнюдь не безгрешны. Там, где бушует вражда, где ненависть собирает свою жатву, нельзя оставаться невинным. Параллели между сюжетом о любви двух молодых людей в средневековой Вероне и историями, разыгрывающимися на наших глазах, очевидны, считает Гиви. В суровых условиях Кавказа, с неизжитой кровной местью, с межнациональной враждой, любовь также унижена и бесправна. «Представляете, если бы у нас между ингушами и осетинами произошла такая история, как между родами Капулетти и Монтекки? Сколько людей и поколений препятствовало бы этой любви?» - спросил меня актер в завершении нашей беседы.
XS
SM
MD
LG