Accessibility links

ПРАГА---Материал из цикла «Кавказ и искусство». Речь пойдет о 26-летнем органисте из Абхазии Луке Гаделия. В 2008 году, пройдя стажировку в Летней органной академии в Харлеме (Нидерланды), он стал лауреатом открытого фестиваля-конкурса Soli Deo Gloria. А в 2009 году на Международном конкурсе органистов имени Микаэла Таривердиева в Калининграде получил специальный приз «Вера. Надежда. Любовь».

Испанская сюита Исаака Альбениса - Asturias (Leyenda) Suite Espanola No. 1, которую исполняет Лука Гаделия, была создана композитором для фортепиано. Потом ноты переписали для органа. Лука говорит, что органный репертуар был бы намного беднее, если бы музыканты не занимались переложением на него произведений, уже написанных для другого инструмента.

«Действительно, есть такая музыка, когда, играя ее на органе, она начинает звучать новыми гранями. Она приобретает новый смысл, новые краски, совершенно по-другому звучит, очень интересно. Например, цикл “Картинки с выставки” Мусоргского на рояле замечательно звучит. Мы знаем, когда на этот же цикл французский композитор Морис Равель сделал аранжировку для большого симфонического оркестра, и это звучит роскошно в симфоническом изложении. Когда этот цикл исполняют на органе, он раскрывается с другой стороны, очень интересно. Для органа перекладывают в основном либо симфоническую музыку, либо хоровую, потому что по фактуре орган близок к хоровой, песенной или оркестровой музыке, когда можно подражать тембром».



…Однажды попав в Пицундский храм, куда его привела бабушка, и услышав орган, маленький Лука был поражен его мощным звучанием. Но так получилось, что музыке он стал учиться только в 14 лет, да и то - игре на фортепиано. Тогда-то и угадала безошибочно талант в подростке сухумский педагог Светлана Завилейская и убедила его ехать в Москву.

«Я до 19 лет жил в Пицунде. И, почему орган, - очень часто меня спрашивают. Наверное, потому что я в детстве часто ходил на какие-то выступления в Пицундский храм, на органные концерты. Мне очень нравилось. Может быть, детские впечатления и повлияли на такой выбор. Но в Абхазии нет до сих пор педагога, который занимался бы подготовкой молодых органистов. Есть органистка, но она не ведет педагогической деятельности. Поэтому я закончил Сухумское училище по классу фортепиано. А потом уже, приехав в Москву, в 19 лет в Гнесинской академии начал заниматься органом».



Сейчас Лука Гаделия не только концертирует, параллельно занимается изучением теории органной музыки в аспирантуре Московской консерватории, пишет диссертацию, создает органные транскрипции – так называется переложение на орган музыки, написанной для оркестровых инструментов. Карьеру он пока только начинает, но уже мечтает сыграть на органах, известных всему музыкальному миру.

«Например, в Париже на инструменте в церкви святого Евстахия, на замечательном огромном органе. Еще в церкви Нотр-Дам в Париже. Конечно, на Западе очень много возможностей. Это мечта любого органиста поиграть на этих замечательных органах».

Молодой органист дает много концертов, чаще всего - в католических храмах. На днях в Москве Лука будет аккомпанировать вокалисту контртенору – певцу с высоким голосом, как этого всегда требовала барочная традиция. Кроме Баха, Генделя, Вивальди и Каччини, он играет Шарля Видора и Марселя Дюпре – их знают немногие, поскольку писали они только для органа. Кстати, произведения Марселя Дюпре признаны очень трудными для исполнения. Говорят, его первую и третью прелюдии в течение нескольких лет, кроме его самого, никто не мог исполнять… Знают Луку Гаделия и как одного из лучших исполнителей органной музыки Микаэла Таривердиева.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG