Accessibility links

На службе у города


Ранним утром люди в форменных оранжевых жилетах «умывают и чистят» город, облик которого успел за сутки бурной жизнедеятельности утратить былую свежесть

Ранним утром люди в форменных оранжевых жилетах «умывают и чистят» город, облик которого успел за сутки бурной жизнедеятельности утратить былую свежесть

ТБИЛИСИ---Это одна из немногих профессий, памятник представителю которой стоит в центре грузинской столицы. По официальным данным, чистоту улиц города обеспечивают 2200 дворников.

С тбилисскими дворниками имеют шанс познакомиться лишь «жаворонки» этого города. Рабочий день у служителей метлы и лопаты заканчивается тогда, когда у других он только-только начинается. Ранним утром люди в форменных оранжевых жилетах «умывают и чистят» город, облик которого успел за сутки бурной жизнедеятельности утратить былую свежесть.

Современные технологии позволяют запускать космические челноки на Марс, но в руках у тбилисского дворника все та же бессменная метла – нехитрое орудие из длинной палки с лохматым конусом веток колючего растения.

Это главный рабочий инструмент Аси. Когда весь город еще спит глубоким сном, она уже на посту. Приходит на свой участок в пять часов утра. Дел много. До 11 часов надо успеть подмести 3500 квадратных метров. Возраст 57-летней женщины выдает изрезанное морщинами лицо. Но живые и бойкие глаза свидетельствуют, что душа ее стареть не собирается.



Поверх блузки с блестками и черной юбки Ася носит оранжевый халат. Работа без униформы может обернуться штрафом.

Ася подметает улицы Тбилиси уже 27 лет. Вынужденный перерыв сделала во время двух тяжелых операций. Снова выходить на улицу ей не хотелось. Но, несмотря на инвалидность, все-таки вернулась. Говорит, что давно смирилась с трудностями жизни:

«Что поделаешь. И хлеб нужно пожевать, прежде чем проглотить. Будь больше работы, я бы и в две смены работала. Я не ленюсь делом заниматься, потому что нуждаюсь. Вот скажи мне, что такое 336 лари?»

Именно в такую сумму оценивает столичная власть ежедневный труд дворников. А нормы грузинского Трудового кодекса на представителей этой профессии и вовсе не распространяются. Им не положены выходные, их отпуск составляет лишь 14 дней вместо 24.

В этот период работы у дворников немного. Но скоро зацветут деревья и улицы покроются тополиным пухом, летучим и крайне трудоемким в уборке. А самый тяжелый сезон – это осень. Опадающая листва в разы прибавляет работы, говорит 73-летний Картлос. Низкий худой давно не брившийся мужчина методично машет метлой, убирая дворик перед одним из тбилисских домов.

Картлос одет в синие пыльные брюки, на ногах - потрепанные башмаки, униформа болтается на нем, как простыня. В Тбилиси он приехал из провинции. Долго работал охранником. Но дворникам платят больше - вот и сменил место. Но до сих пор не может смириться с издержками новой профессии:

«Выбрасывают всякие отвратительные вещи. Нужно обязательно подбирать. Иногда противно. Вначале было трудно. Встречались знакомые, близкие. Начинали спрашивать - почему тут работаю. Не буду работать - помру с голода! Может и трудно. Зато в конце месяца радуюсь своей зарплате».

Вокруг профессии дворника сложилось много стереотипов. Например, принято считать, что за эту работу берутся лишь люди без образования. Но 57-летняя Дина разрушает штамп. Получив вузовский диплом, она некоторое время проработала на радиозаводе по специальности. Предприятие закрыли. Муж ушел. 27-летней девушке, оставшейся с тремя детьми, пришлось взять метлу и выйти на улицу:

«Пришлось преодолеть очень сложные барьеры. Но я взяла себя в руки. Я не стесняюсь того, что работаю в этой сфере. Знаете, почему? Потому что стыдно другое. Надо ведь найти выход из положения. Как-то жить. Лишь бы в дом кусок хлеба детям принести. Я на "отлично" и школу закончила, и в ГПИ факультет ЭВМ с красным дипломом закончила. Но что делать? По-другому - никак!»

Теперь Дина убирает двор той школы, которую когда-то закончила на «отлично».

Согласно еще одному, чисто тбилисскому стереотипу, дворниками работают одни курды. Всем хорошо знаком и полюбился танец курдянки Сары, который исполнила Софико Чиаурели в спектакле «Во дворе злая собака».

Но люди с метлами, с которыми я знакомилась в просыпающемся Тбилиси, были самых разных национальностей. Это и курды, и грузины, и армяне, и русские…

Вот 48-летняя Марина - она похожа на героиню Чиаурели лишь своим жизнелюбием. Активно жестикулируя, говорит о своем отношении к профессии:

«Некоторые люди спрашивают: ну что ты так спешишь? Спешу, потому что мне приятно, когда люди выходят, и уже чисто. Я не могу, когда люди выходят с колясками, а я тут орудую своей метлой. Но не всегда получается идеально, ветер нагоняет. Есть недобросовестные люди».

Именно недобросовестные люди - главная проблема всех дворников, жалуется Дина.

«Людям лень доносить мусор до бункеров. Попадаются очень грубые. Мол, ты обязана это сделать. Могут еще насорить - поди убери. Но не все одинаковые».

«Вот после того, как плату за уборку мусора привязали к свету, люди на нас так обозлились. Они думают, что это мы прибавили», - возмущается пожилая Майя.

Разговорившихся женщин прерывает Зура. Он известен своим ворчливым нравом. Вот и сейчас не упустил шанс разругаться с коллегой. Впрочем, сегодня он особенно не в духе: начальству не понравилось, как он подмел:

«Объект большой. Не всегда успеваешь все убрать. А если не увидят, что я подметаю, то не поверят».

Опираясь на урну, он обсуждает со мной проблемы на работе. Судя по всему, запах гнили, от которого у меня перехватило дыхание, его совсем не беспокоит. Спрашиваю, знает ли он, что всего в паре километров от места, где мы беседуем, стоит скульптура дворника, созданная по картине Пиросмани? Зура удивленно усмехается и отрицательно мотает головой. Видно, признание профессии его мало волнует - главное, чтобы улицы были чистые.
XS
SM
MD
LG