Accessibility links

Тест для армянского общества


Нынешние выборы, даже помимо воли их участников, превращаются в своеобразный тест на политическую зрелость и для правящего класса, и для оппозиции

Нынешние выборы, даже помимо воли их участников, превращаются в своеобразный тест на политическую зрелость и для правящего класса, и для оппозиции

ВАШИНГТОН---Неделя осталось до завершения парламентской избирательной кампании в Армении. 6 мая граждане этой страны изберут депутатов Национального собрания. За мандаты в республике ведется оживленная борьба. Нынешние выборы трудно назвать «проходными». Каково их значение для расстановки политических сил внутри Армении? И какие последствия они будут иметь для внешнеполитического курса Еревана?

Если искать какой-то красочный образ для характеристики парламентской избирательной кампании в Армении, то лучше всего для этого подойдет словосочетание «генеральный смотр». Выборы депутатов парламента являются первой общенациональной кампанией после избрания президента республики в 2008 году. Тогда, напомню, определение победителя закончилось весьма печально. Уличные столкновения властей и оппозиции, гибель гражданских лиц и кратковременное введение ЧП создали для действующего руководителя Армении Сержа Саргсяна негативный фон и внутри страны, и за ее пределами. Властям пришлось приложить немалые усилия для того, чтобы доказать и собственным гражданам, и международным институтам, что инцидент четырехлетней давности был не более чем трагическим стечением обстоятельств, за которым нет системных проблем. В этом плане нынешние выборы, даже помимо воли их участников, превращаются в своеобразный тест на политическую зрелость и для правящего класса, и для оппозиции. В мае нынешнего года станет ясно, извлекли они какие-то уроки из прошлого или нет. Во-вторых, выборы 2012 года проходят за год до главной кампании пятилетия - президентской. Не будем забывать, что в отличие от большинства постсоветских республик парламент в Армении не является «палатой для голосования» администрации. У него есть важная прерогатива, такая как формирование правительства. В преддверии выборов президента это не так уж мало.



Остроты ситуации добавляет то, что партийно-политическая палитра в республике намного более пестрая, чем в соседней Грузии или в Азербайджане. Тут не одна, а целых три «партии власти», каждая из которых пытается работать не столько на общее дело, сколько на себя. Самая главная партия правящей коалиции - Республиканская - стремится получить половину депутатских мандатов. Тогда нужда во всяких коалиционных схемах отпадает сама собой. Получится нечто похожее на «Единую Россию» или «Единое национальное движение» в Грузии. Но партнеры республиканцев, в особенности партия «Процветающая Армения», не хотят смириться с ролью статистов. Тем паче, что вторая провластная сила тесно связана с бывшим президентом Армении Робертом Кочаряном. Хуже всего на сегодняшний день выглядят перспективы третьей «партии власти» «Оринац Еркир». Для первых двух она слишком слаба. В свое время ее пригласили в коалицию лишь в сложных внутриполитических условиях 2008 года. Она так и не стала вполне «своей», в то время как для оппозиции эта партия слишком провластная.

Однако и на оппозиционном поле ясности не больше. Армянский национальный конгресс (или АНК), Дашнакцутюн и «Наследие» идут в парламент каждый своей отдельной колонной. И ведут борьбу не только с властями, но и между собой. И если по партспискам у АНК есть хорошие шансы получить голоса благодаря своему харизматическому лидеру Левону Тер-Петросяну, в то время как за дашнаков может сработать их исторический бренд, в одномандатных округах возможности противников власти расцениваются как невысокие. Таким образом, парламентская кампания в Армении может рассматриваться как конкуренция в квадрате. Не только (и даже не столько) власть и оппозиция борются друг с другом. Идут споры о том, кому играть роль главной провластной и главной оппозиционной силы.

Как бы то ни было, а после мая 2012 года действующий президент, для того чтобы успешно сдать выборный экзамен, снова будет сверять свои действия с новым депутатским корпусом и новой (не исключено, что старой новой) правительственной коалицией. В этой «сверке» Еревану, скорее всего, будет не до нагорно-карабахского урегулирования и не до нормализации отношений с Турецкой Республикой. Велик риск, что оппоненты обвинят в недостатке патриотизма. Вот по этой части мы точно можем говорить о консенсусе между политическими силами Армении. Все они готовы позиционировать себя как самых лучших патриотов и горячих защитников Родины. Следовательно, ожидать больших прорывов в миротворческих процессах со стороны Еревана как минимум в ближайший год не приходится. Кому, в самом деле, захочется бороться за власть с клеймом предателя национальных интересов?
XS
SM
MD
LG